Шут Педрилло

Блестящий 18 век

Анна Иоанновна, проведя всю юность в полном забвении в провинциальной Курляндии после трагически нелепой смерти ее юного мужа, в тридцать семь лет вдруг стала русской императрицей с совершенно ничем не ограниченной властью и богатейшим двором. Несчастная и простодушная, теперь она вознаградила себя за все!

Ее забавы и прихоти доходили до безумств. Европейские гости в своих письмах и воспоминаниях одновременно и восторгались, и ужасались этой безумной тратой государственной казны на всяческие увеселения.

Ледяной дом, в котором была отпразднована свадьба придворных шутов, был описан в одноименном романе И.Лажечникова. А дом этот стоял в целом ледовом городке, окруженном ледяной крепостью, у входа в который лилась горящая нефть из хоботов двух скульптурных слонов.

Придворная жизнь проходила в нескончаемых балах при постоянно сменяющих друг друга музыкантах. Трудились музыканты ежедневно, вне зависимости от балов и праздников, увеселяя царицу ежедневными незамысловатыми комическими сценками буфф по итальянскому образцу. И при этом надо учесть, что российского профессионального театра еще не существовало, он только готовился зародиться.

В эти безмятежные и разгульные годы в Россию приехал молодой неаполитанский красавец, сын скульптора, Пьетро-Мира Педрилло. Был он неплохим музыкантом и певцов, но благословенную Италию этим не удивишь. А в дикой и щедрой России, где по слухам, царствовала щедрая до безумия дама, была надежда сделать музыкальную карьеру.

Так стал неаполитанец придворным музыкантом Анны Иоанновны.

И тут некая загадка, таинственная лакуна в судьбе этого интересного человека. Чем и как умудрился он прогневать русские верхи? Что такое должен был совершить придворный музыкант, чтобы оказаться на допросе с пристрастием в канцелярии великого и ужасного Бирона? Может, оговор злых конкурентов за высочайшее внимание? А может, не только музыкой заниматься прибыл в Россию Пьетро-Мира, но и с какими-нибудь тайными шпионскими целями? Можно только гадать.

Порядком устрашив бедного музыканта, Бирон под страхом сурового наказания, — а сажание на кол, четвертование, вырывание языка было очень даже в ходу, — повелел Пьетро-Мира быть отныне шутом при императрице.

Куда было деваться?

И шут из него получился отличный. Анна Иоанновна очень его полюбила и вполне оценила в этом качестве его искусство играть на скрипке и петь забавные песенки. И шутовская карьера сложилась прекрасно. Императрица с удовольствием играла с ним в карты и что ни день, то придумывала ему новое имя, на которое он должен был откликаться.

На знаменитой картине В И.Якоби Педрилло в красном трико играет на скрипке из-под ноги. Что ж, весьма привилегированное положение среди этих орущих, скачущих друг на друге, кувыркающихся и ползающих господ!

В октябре 1740 года Анна Иоанновна внезапно умерла. Присмотревшись, к свежеиспеченной императрице Анне Леопольдовне, умный Педрилло понял, что пора завершать шутовскую карьеру, пока не поздно. И вернулся он на родину с огромным состоянием.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.