Последний из Одоевских (Владимир Одоевский)

Люди XIX века

Ныне наверно только археологам известно место, где стоял город Новосиль – чуть южнее нынешней Тулы. Там сейчас на карте пустошь, как будто выморочное место.

А в 14 веке Тула была маленьким неприметным городком в славном Новосильском княжестве, владел которым потомок Рюрика в 13 колене князь Роман Семенович.

Видно, отличался он гордым, непримиримым нравом и был за то наказан Ордой. В 1375 году сровняли татары город Новосиль с землей.

Но князь остался цел, ушел с дружиной в другой городок своего княжества, в Одоев, и там обосновался. Но пока был он жив, княжество называлось по-прежнему Новосильским.

Только после его смерти его сын и наследник Юрий Романович Черный получает прозвище Одоевского, и само княжество именуется уже Одоевским.

Наследники Юрия Черного-Одоевского, осознав, что княжество их, будучи на отшибе от сильных соседей, всегда будет под угрозой разорения, перешли на службу в Литву, как многие русские удельные князья. Таким образом они сохранили свое княжество под прикрытием Литвы, с которой Орда не желала лишний раз ссориться.

Вернулись князья Одоевские на Русь  только в 15 веке, когда Иван III, разумный и умелый правитель, окончательно освободил родину от Орды и собрал русские княжества в одно сильное государство.

С этих пор Одоевские всегда были верными служаками. Воеводами при Иване III и Василии III, опричниками при Иване IV, непременными членами Боярской Думы, стольниками и кравчими при Алексее Михайловиче.

В петровскую эпоху сделали они правильный выбор и стали прилежно защищать новую Россию вместе с императором.

В эпоху Елизаветы Петровны князь Иван Васильевич Одоевский служил президентом Вотчинной коллегии. Одна из его дочерей была прабабушкой Льва Толстого.

Этот древнейший княжеский род стал началом еще нескольких славных княжеских фамилий: Воротынские,  Белевские, Масловы.

11 августа 1804 года в Москве родился правнук князя Ивана Одоевского, Владимир.

Его отец, Федор Сергеевич, женился в свое время по любви на незнатной девушке, дочери прапорщика Екатерине Алексеевне. Барышней она была образованной, говорила по-французски и играла на рояле, но княжеский род Одоевских не мог простить такого мезальянса. Супружеская чета стала изгоями.

Когда маленькому Владимиру исполнилось четыре года, его отец, Федор Сергеевич, умер. Семья была обречена на нищету. Мальчика взял в семью его опекун, двоюродный дядя, генерал Дмитрий Закревский. А вдова Екатерина Алексеевна вскоре вышла замуж второй раз за подпоручика Сеченова. Но брак оказался несчастливым, муж обращался с ней так жестоко, что Синод счел возможным развести супругов.

Забрав подрастающего сына у опекуна, Екатерина Алексеевна обратилась за помощью к бывшему тестю, князю Сергею Ивановичу Одоевскому, и он приютил ее в своем имении под Костромой, а Владимира отправил в Москву к родственнику, Петру Ивановичу Одоевскому. Тот устроил Владимира в Московский университетский благородный пансион. Здесь, в семье Петра Одоевского, Владимир познакомился со своим двоюродным братом Александром и очень подружился с ним.

Дальше события развиваются следующим образом. Екатерина Алексеевна выходит замуж в третий раз. А ее сын, Владимир Одоевский остается в качестве наследника в имении деда. Все бы, кажется, хорошо сложилось, но дед умирает. И имение оказывается каким-то таинственным образом под опекой генеральши Агрефены Глазовой. Чтобы откупиться от этой генеральши, юноше, который в это время проходит обучение в московском пансионе, приходится заплатить ей немалые деньги.

Таким образом, вернувшись из пансиона в имение деда, Владимир Одоевский был полностью разорен. Но надо было жить дальше и вставать на ноги.

1823 год. Владимиру 18 лет. При поддержке родных ему удается поступить на службу в Московский архив Коллегии иностранных дел, очень статусное место, дающее не столько доход, сколько замечательные связи и известность в самых высших кругах.

Помните, у Пушкина в романе «Евгений Онегин» «архивны юноши толпою» — эти завсегдатаи балов, высокомерно и небрежно лорнирующие провинциалочку Таню Ларину.

Здесь Владимир Одоевский оказался на своем месте. Квартира Одоевского стала местом собраний Общества Любомудрия, которое было основано преподавателями Благородного пансиона, М.Г.Павлова и Д.М.Вилланского. Общество Любомудрия собрало самую просвещенную молодежь своего времени: братьев Киреевских, юного поэта Дмитрия Веневитинова, глубокого и неистового Вильгельма Кюхельбекера. Бывали на этих собраниях и метры: историки А.С.Хомяков и М.П.Погодин.

Вместе с Кюхельбекером Владимир Одоевский начинает работу над альманахом «Мнемозина». В это же время он пробует свои силы в исторических романах.

Декабрьское восстание разрушило все планы. Прекратилась деятельностью Общества Любомудров, были осуждены на каторгу двоюродный брат Александр Одоевский и единомышленник Вильгельм Кюхельбекер.

Сам Владимир находится под следствием и в ужасе ждет, что будет заключен под стражу, и даже на всякий случай запасается медвежьей шубой, дорога в Сибирь тяжелая.

Но полную непричастность его к декабристским обществам удалось доказать.

И Владимир Одоевский, которому пришлось приехать из Москвы в Петербург и надолго там задержаться в связи со следствием по делу декабристов, женится чрезвычайно удачно – на дочери весьма уважаемого царедворца, гофмаршала Ланского. Теперь придворная карьера Одоевского была обеспечена.

Вскоре он получил должность в цензурном комитете Министерства Внутренних дел, а потом и придворный чин камер-юнкера.

Но удачная карьера не сделала его карьеристом и не заставила изменить своим убеждениям. Дом Одоевских в тихом Мошковом переулке между Мойкой и Дворцовой набережной, стал популярным светским литературным салоном, объединившим людей искусства и элиту русского общества.

В 1831 году прекратилось издание одного из лучших российских журналов начала 19 века «Отечественные записки», издаваемые тогда историком Павлом Свиньиным. И Одоевский несколько лет борется всеми возможными способами за возобновление этого журнала. В этом очень помогла его деятельность в цензурном комитете. В результате в 1839 году журнал был возрожден журналистом и историком Андреем Краевским и собрал вокруг всю классическую русскую литературу.

К этому времени относится и его дружба и сотрудничество с Виссарионом Белинским, участие в его кружке. В это время Владимир Одоевский много пишет.

Проза Одоевского несправедливо забыта. Она была интересна, самобытна и очень романтична. Осталась до наших дней в памяти читателей только прелестная сказка «Городок в табакерке».

По этой сказке мы можем судить о просветительском характере творчества Одоевского. Он был по натуре исследователем, очень увлекался и механикой, и естественными науками, в частности химией.

А исследования вывели его в совершенно особую область, которую мы сейчас называем эзотерикой, на мистические учения, на алхимию, магию и, конечно, масонство, которым буквально болело русское культурное общество начала 19 века.

Не будучи профессиональным музыкантом, Владимир Одоевский обладал необыкновенным слухом и музыкальным вкусом. Он и сам сочинял музыку, известны несколько его небольших фортепианных пьес. Но по натуре он был теоретиком. Его страсть к постижению и исследованию сделала его знатоком и области теории музыки.

Именно он открыл для русской публики гений Иоганна Себастьяна Баха. Он во множестве статей и исследований раскрыл особенности музыки Моцарта и Бетховена. Но при этом ценил и своих современников. В его доме бывали с концертами Ференц Лист, Михаил Глинка. Очень одобрял и поддерживал Одоевских молодых композиторов Петра Чайковского, Николая Римского-Корсакова, Милия Балакирева.

Исследования Владимира Одоевского в области теории музыки на привели его к созданию одного из первых российских учебников «Музыкальная грамота или основания музыки для немузыкантов».

Но и в этой области Одоевский остался великим новатором и первопроходцем. Он пытался даже создавать новые музыкальные инструменты. По его заказу были сделаны экспериментальный комнатный орган и молоточковое фортепиано.

Столько разносторонние вкусы и интересы не мешали его общественной деятельности. Он был по натуре страстным просветителем, входил во множество комитетов, занимающихся народным просвещением. Во всю эту просветительскую деятельность супруги Одоевские вкладывали огромные деньги.

Так уж сложилась жизнь этой любящей четы единомышленников – не было у них детей. На Владимире Одоевском прервался этот древний княжеский род Рюриковичей.

Умер Одоевский в 1869 году.

Продолжение цикла:   Граф Сергей Уваров

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.