Мнимый больной, или скандал с аневризмом Пушкина.

1400882015_kratkaya-biografiya-a.-s.-pushkina-2

Вокруг Пушкина. 8

Мода бывает разной и буквально на все! Даже на болезни! В XIX веке было такое очень модное заболевание, которое называлось аневризмом.

В наше время, с совершенно недосягаемыми для медицины прошлых веков возможностями диагностики, аневризмой принято называть достаточно редкое и трудно поддающееся лечению расширение просвета артерии, выпячивание стенки.

Для врачей ХIX под словом «аневризм» или «аневризма» понималось все, что угодно: от варикозного расширения вен до ишемической болезни сердца. То есть некий трудно диагностируемый недуг, возможно, опасный, а возможно, и нет.

Летом 1823 года А.С.Пушкин прибыл в Одессу на службу к Новороссийскому генерал-губернатору графу М.С.Воронцову.

Весной 1824 года граф М.Воронцов, обозленный романтическими отношениями своей жены с легкомысленным и не особо прилежным чиновником Пушкиным, пишет одну жалобу за другой, требуя убрать из Одессы поэта. Наконец, в конце мая он посылает Пушкина в унизительную командировку — «считать саранчу» в Херсонской губернии. То есть собрать сведения о землях, подвергшихся разорению саранчой.

Возмущенный Пушкин подает жалобу в канцелярию губернатора:Screenshot_1

Начнем с того, что ничего похожего никто Пушкину не диагностировал, хотя в той же жалобе поэт грозится представить свидетельство. Пушкину всего 25 лет. Он молод, очень подвижен, физически развит, закален. Что бы ни понималось под аневризмом в его время, никаким образом это не проявлялось до сих пор. Была в его молодости тяжелая болезнь, от которой он едва не погиб, едва оправился. Врачи называли ее «гнилой горячкой» — тоже термин, под которым в то время могло пониматься все, что угодно. Но ничего похожего на заболевания сосудов замечено до сих пор не было.

Второй раз появляется в судьбе Пушкина «аневризм» в 1825 году. Вырвавшись из Одессы, он оказывается сосланным в родовое имение Михайловское в Псковской губернии. Живому и деятельному поэту не сидится на месте, ему хочется видеть мир и людей. В Михайловском он действительно как в тюрьме, и родители отчитываются о его поведении полицейскому надзирателю.

И Пушкин пишет прошение Александру I о необходимости ехать в Европу для лечения того же аневризма. По словам Пушкина ему срочно нужна операция. В черновике прошения указана «аневризма сердца». Но, видимо, наведя справки, Пушкин выяснил, что операции на сердце не делаются не только в России, но и в Европе. И в окончательном варианте прошения это уже был «аневризм в ноге».

Все это выглядело поначалу серьезно и внушительно, но в ситуацию вмешался добрый друг и покровитель В.А.Жуковский. Он воспринял это известие слишком близко к сердцу, и трагедия превратилась в фарс.

Жуковский бросился искать по всей России врача, который согласился бы приехать в Псков, куда царь разрешил Пушкину выехать из Михайловского. И такой врач, делавший удачные операции на сосудах ног, был найден в Дерпте. Это был Иван Филиппович Мойер. Началась оживленная переписка. Отзывчивый И.Мойер согласился выехать в Псков и даже получил разрешение у попечителя учебного округа — хирург был еще и преподавателем в Дерптской медицинской академии.

Вы хорошо представляете себе операцию на сосудах ног? Даже в наше время — это достаточно неприятная вещь. А в пушкинское время при отсутствии анестезии?

Испуганный Пушкин пишет письмо Мойеру и убеждает его не приезжать в Псков: ему так неудобно отрывать от дел великого хирурга из-за такой мелочи, как аневризм.

Жуковский, удивленный и рассерженный, пишет Пушкину с увещеваниями поберечь свою драгоценную для отечества и литературы жизнь и дождаться приезда Мойера в Псков.

Пушкин ответил заботливому другу резким письмом, почему, мол, всех так волнуют мои жилы — это мое личное дело!

Но это уже перестало быть личным делом поэта. Родители, убежденные Жуковским, послали коляску Пушкина в Дерпт, чтобы хирург Моейр приехал на ней в Псков и после операции вернулся обратно.

В совершенной панике Пушкин пишет письмо другу и соседу по имению Алексею Вульфу, который в это время был в Дерпте и, видимо, был посвящен в хитроумную авантюру с поездкой в Европу. Поэт просит друга остановить хирурга, так как он, ну честное слово, не хочет оперироваться. Но весьма уважает гениального врача и был бы рад познакомиться с ним по другому поводу.

Можно представить себе, как были обижены все друзья и родные, на оскандалившегося поэта.

Продолжение цикла: «Мсье Александр (А.Ваттемар)»

Мнимый больной, или скандал с аневризмом Пушкина.: 2 комментария

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.