Отец несостоявшегося декабриста (В.С.Шереметев и Н.В.Шереметев)

Люди XIX века

Род Шереметевых один из знатнейших в России родов допетровского времени, имеющий общего предка со всей династией Романовых. Бояре Шереметевы до самого Петра всегда были возле престола.

А с приходом к власти Петра I взошла звезда Бориса Петровича Шереметева, успешного полководца, первого в России пожалованного Петром званием фельдмаршала и графским титулом за военные заслуги.

Но этот древний род имел и более скромные ветви, лишенные громких титулов и все же добросовестно служащих отечеству.

У знаменитого полководца Бориса Шереметева был брат Василий, тоже успешный военоначальник, генерал-майор, но не столь знаменитый.

Внук его, Василий, названный в честь деда, тоже не мыслил себе иной судьбы. Начал он военную службу в самом начале царствования Екатерины II в чине корнета. Его титулованный родственник граф Николай Шереметев взял с собой в Европу учиться. И Василию Шереметеву удалось получить отличное европейское образование.

Вернувшись в Россию, он участвовал в чине ротмистра в русско-турецкой войне, во взятии Очакова, был ранен, но через несколько лет вернулся на службу уже в чине генерал-майора. А еще через несколько лет оставил военную службу, получив за заслуги перед отечеством, почетную должность губернатора Изяславской губернии.

При Павле I Василий Сергеевич Шереметев вынужден был уйти в отставку, чтобы сохранить жизнь. И спокойно зажил он в своем имении с семьей, окружив себя исключительной роскошью. Как губернатор он сделал много для благоустройства своего края, не жалея собственных средств, и был гостеприимным и рачительным хозяином для всех полезных краю людей.

Шестеро детей вырастил: четверых сыновей и двух дочерей.

И сыновья, конечно, по стопам отца строили военную карьеру, но складывалась она более, чем неудачно. Второй из сыновей, Василий Васильевич Шереметев, был убит графом Завадовским на знаменитой четверной дуэли из-за балерины Евдокии Истоминой.

А самым младший из детей, Николай Истомин, принес отцу не меньшее горе, чем гибель Василия.

Был он очень домашним, очень добрым и балованным ребенком. Даже мать, сама женщина очень тучная, волновалась, что Николенька уж очень толстым растет.

Отличным домашним обучением он был хорошо подготовлен к Пажескому корпусу, а после его окончания начал службу прапорщиком в Преображенском полку. Вероятно, к этому возрасту вес у юноши пришел в норму.

1825 год. Двадцатилетний доверчивый прапорщик Николай Шереметев попал в дурную компанию под названием «Северное тайное общество». И мудрено было ему туда не попасть, поскольку полковник Преображенского полка Сергей Трубецкой был настолько активным членом этого общества, что выбран был диктатором будущей преображенной в результате восстания России.

В восстании 14 декабря 1825 года Николай Шереметев не принимал участия, в составе Северного общества он присутствовал лишь номинально, вслед за другими.

Но отец, узнав об этом, от старшего сына Сергея, когда тот приехал в имение, чтобы забрать брата в Петербург, отрекся от сына.

К нему приехал с визитом сам великий князь Михаил Павлович и долго беседовал с Василием Шереметевым, стараясь и успокоить разгневанного отца, и объяснить необходимость ареста сына и его наказания. Император Николай, увидев имя Николая Шереметева в списке Северного общества, сокрушенно покачал головой и пояснил, что без наказания не обойтись. Если этого не наказать, то и других прощать придется. Но долго и доброжелательно убеждал великий князь Михаил, что несмотря на всю эту историю, его отношение к семье Шереметевых, нисколько не изменится. И отец немного успокоился.

Но видеть сына перед его отъездом в Петербург под арестом долго не желал. Его со слезами умоляли все домашние, плакал и Николай Шереметев, прося отца проститься с ним. И отец смягчился.

Николеньку Шереметева подержали в крепости несколько месяцев, пока шло следствие. Наконец, не найдя ни малейшего на нем греха, отправили на Кавказ, куда ссылали всех неблагонадежных.

В извечных кавказских «горячих точках» раскаявшийся Николай Шереметев проявил чудеса отваги и был отмечен генералом Паскевичем. Так удалось неудавшемуся декабристу реабилитироваться.

Вышел он в отставку в 1832 году в небольшом, но заслуженном звании штабс-капитана. Жил мирно в своем имении, подобно отцу, строя понемногу собственный мирный быт. Своей благотворительной деятельностью заслужил всеобщее уважение, избирался неоднократно предводителем дворянства и, так и не женившись, умер в 1847 году в звании статского советника.

 

Добавить комментарий