Петр-градостроитель

57008_original

Романовы

В явлении Санкт-Петербурга в начале 18 века среди финских болот есть что-то фантастическое.

В нашем насквозь технологичном ХХI веке вдруг случаются и долгострои. Застывает стройка, и стоят огрызки стен до тех пор, пока застройщики меж собой не разберутся, кто кого!

Но каким образом вырос город без бульдозеров, подъемных кранов и всего прочего за каких-то 20 лет, на глазах одного человеческого поколения?

Петровские указы слегка открывают нам это чудо, свершенное волей царя-строителя.

1703 год считается годом рождения Санкт-Петербурга. Но это еще не город, это всего лишь крепость Святых Петра и Павла, чтобы охраняли они Неву от шведов. Это только несколько заболоченных островов, на верхушках которых ютятся рыбачьи деревеньки. И леса дремучие. И надо быть истинным мечтателем и художником в душе, чтобы увидеть на этих берегах будущий «парадиз». Прежде, чем можно будет вбить первые сваи будущих дворцов, надо вырубить лес. И вот, прочерченная рукой Петра, пошла в сторону Александро-Невской лавры Невская першпектива.

И целая сеть каналов покрыла Адмиралтейские острова и Васильевский остров, чтобы осушить болота. На это ушло лет 10 не менее, если учесть, что валили лес топорами, расчищали на лошадях, а рыли лопатами.

Но вот Указ от 9 октября 1714 года. Строительство города идет слишком медленно, потому что рабочих рук не хватает. Нужны каменщики, нужны специалисты по строительству — Петр в указе уважительно называет их «художниками», — а выписывать их из-за границы дорого! Поэтому высочайшим повелением запрещается на несколько лет во всем российском государстве каменное строительство, независимо от звания и достатка заказчика. А за неповиновение ссылка с разорением имения. Этот указ был объявлен во всех городах и уездах России, чтобы никто не сослался на незнание.

Представили себе последствия? Потянулись со всей России обозы. Вся знать российская перебралась в Петербург, где можно строить каменные дома и жить в них достойно. И Петр щедро награждает питерской землей всех, кто рискнул! Теперь уже строительство Петербурга не государева забава, а насущная потребность населения.

Приезжие москвичи и провинциалы привезли с собой и традиции русского имения. Высокий забор, за ним сараи и конюшни, а дальше палисадничек с вишеньем и малинкой и в самой глубине деревянные хоромы! Представляете себе наш Петербург с улицами, застроенными сараями и конюшнями?

Петр I представил это себе достаточно ярко. Поэтому 4 апреля 1717 года последовал такой указ. Запрещается на всей центральной, парадной, части Петербурга, — а это Адмиралтейские острова, Васильевский остров, набережные Невы и Невки, — запрещается строить деревянные дома. Если каменные не по карману, то можно строить мазанки. Что такое мазанка? Это дом из глины, или сырцовых, глиняных кирпичей. Но можно и деревянный, только той же глиной сверху обмазать. Поэтому и «мазанка».

А строить не как попало, а взять проект у архитектора Трезини.
У того неутомимого труженика, руками которого был сотворен весь петровский Петербург. Трезини создает проекты и дворцов, и типовых построек под разные финансовые возможности.

Еще важный строжайший запрет. На улицу должен выходить дом, а отнюдь не сарай и не конюшня. Весь свой домашний хлам во дворах укрыть.

Особым указом предлагалось хозяевам строений на набережных Невы озаботиться укреплением берегов. На собственные средства забить в берега сваи и засыпать камнем, землей и навозом. Не сделал к сроку — штраф!

Вот так и привыкли потихоньку новые жители Питера беречь облик своего города!

Продолжение цикла «Елизаветинский Петербург«

Петр-градостроитель: 2 комментария

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.