Барон Геккерен

_237

Вокруг Пушкина

Имя убийцы Александра Сергеевича Пушкина известно нам со школьной скамьи. Там, на берегу Черной речки студеным январским утром 1837 года дуэльный пистолет был в руках Жоржа Дантеса, красивого и глуповатого французского офицерика. Пушкин прекрасно понимал, что враг его не этот самовлюбленный ловелас. Но истинного своего врага вызвать на дуэль он не мог.

В 1823 году в Россию из Нидерладского королевства прибыл поверенный Луи-Якоб-Теодор-Борхад Анна барон Геккерен де Беверваард. Вот так звучит полное имя этого человека. В 1826 году он становится нидерландским посланником в России.

Что это был за человек? Среди свидетельств современников мы, пожалуй, не найдем ни одного хвалебного. Было, конечно, положительное качество — умен, да! Но этот бы ум, да в мирных целях!

Все воспоминания о нем сводятся к одному: зол, эгоистичен, алчен. Для достижения своей цели не брезговавший ничем. Сам Николай I в письме к брату Михаилу называет Геккерена сводней и гнусной канальей.

А что за цели были у него?

Была у этого железного человека слабость, весьма характерная для полноты образа, — нетрадиционная ориентация, как бы сейчас сказали. Нежно любил он молоденького французского офицера Жоржа, да так любил, что усыновил его. И стал полунищий мальчик считаться сыном знатного вельможи и богатым наследником.

Любил Геккерен своего «сыночка» совсем не ревниво. Напротив, потворствовал каждому его капризу — и впрямь как любящий папочка. Хотел «сыночек» прослыть в Петербурге покорителем женских сердец — пожалуйста. Захотел пополнить список своих побед именем Натальи Николаевны Пушкиной — «папаша» бросил на это все свои дипломатические способности.

Тут невольно задумываешься. Не так все просто и объяснимо. Уж слишком много сделал Геккерен для достижения этой цели. Зачем? Что стояло за этим? Только ли грязная любовь к приемному сыну? Не собирался ли Геккерен использовать неотразимую репутацию Дантеса в каких-то своих политических интригах? Да еще в таких хитрых и далеко идущих, что рискнул своей дипломатической карьерой в России. Ведь дело-то творилось скандальное!

Барон Геккерен преследует Наталью Николаевну письмами, визитами. Уговаривает утешить юношу Дантеса, который погибает от любви к ней. Не добившись цели впрямую, прибегает к клевете. Представляет дело так, что Дантес цели своей достиг, и посылает Пушкину по почте пасквильный диплом рогоносца. Такие же пакеты посылает и его друзьям.

Зачем это ему? Посмотрите, как вырисовывается цель: показать, что для Жоржа Дантеса не существует невинных и целомудренных женщин, верных жен.

Пушкин делает то, что и должен был сделать в этой ситуации: вызывает Дантеса на дуэль. Геккерен в ужасе. Это в его планы совсем не входило. Он плачет, унижается, уговаривает Пушкина отложить дуэль. Тут же изворачивает ситуацию в неожиданную сторону. Убеждает всех вокруг, что Жорж Дантес ухаживает вовсе не за Натальей Николаевной, а за ее сестрой Екатериной.

Дантес послушно просит руки Екатерины Гончаровой, получает согласие, и Пушкин ради счастья свояченицы делает вид, что поверил.

Но положение жениха ничуть не изменило поведения Дантеса. Он продолжает преследовать Наталью Николаевну. И 26 января Пушкин посылает Геккерену гневное письмо, не стесняясь в выражениях.

Заключительным аккордом во всей этой циничной игре выглядит требование Геккерена в марте 1837 года, чтобы допросили вдову поэта, чтобы подтвердила она, как часто он предупреждал ее вести себя осмотрительно и не изменять мужу. Конечно, допрашивать Наталью Николаевну никто не стал.

Продолжение цикла: Граф Ослов

Барон Геккерен: 4 комментария

  1. Нетрадиционная, якобы, ориентация Геккерена похожа на домысел, споспешествующий образу весьма дурного человека, каковым должен быть инициатор убийства на дуэли А.С.Пушкина. Да и поведение его не логичное: умоляет Пушкина не реагировать на вызов Дантеса, подстроив, по сути, весь скандал Темна вода во облацех.

    1. Собственно, домыслом это не было. Что было- то было. А относительно нелогичности поведения Геккерена совершенно согласна. Поэтому и говорю в статье, что у Геккерена, по-видимому, были очень серьезные планы, связанные с политическими интригами. А Пушкин и жена были в этой игре просто пешками, проходными фигурами.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.