Духовный лекарь Алексий Бяконт

Страна Московия

В конце 13 века при дворе черниговских князей состоял боярин Федор Бяконт.

Служил он князьям добросовестно и был очень уважаем. Но времена для черниговского княжества были тогда тяжелые. Этот южный край был под постоянным страхом татарских набегов.

Не дождавшись мира и благоденствия в Чернигове, Федор Бяконт с молодой супругой Марией ушел на север, подальше от татар, туда, где уже стояло мощное тверское княжество и росло в дремучих лесах княжество московское. А правил тогда московским княжеством младший сын Александра Невского, Даниил Александрович.

Там Федор Бяконт пришелся ко двору. При сыне Даниила, Иване Калите, боярин Федор Бяконт был уже тысяцким, то есть руководителем московским ополчением, и в думе занимал самое почетное место.

По преданию, окрестил родившегося у Федора сына сам Иван Калита и дал ему имя Алферий. А вот относительно даты рождения, летописи настолько расходятся, что даже род рождения можно лишь вписать в рамки с 1292 по 1305.

Алферий рос при княжеском дворе, воспитывался с детьми Ивана Калиты и с детства отличался отличными способностями к грамоте и языкам. А в 19 лет постригся в монахи.

Для нас вещь совершенно непонятная. Почему юноша выбрал себе такой путь, отказавшись от мирской жизни, от любви, от возможности иметь детей?

В житии митрополита Алексея этот вопрос решен традиционно. Еле отроком, будто бы, ловил он с ребятами птиц силками, сидел в засаде и сморил его сон. Приснилось ему, что некий голос назвал его Алексеем и повелел стать «ловцом человеков». То есть излагается христианский сюжет о призвании апостола в иной вариации.

А если не принимать в расчет мистические сны? Ведь уходя в монашество, люди отказываются не только от мира. Они обретают духовную свободу и служат отныне только Богу.

Жизнь любого княжеского подданного, от крестьянина до боярина, была в княжеских руках. Все молодые бояре были воинами. А уж тем более, сын такого крупного военоначальника, как тысяцкий, обязан был пойти по отцовским стопам.

А возможность научной, гуманитарной карьеры была одна — укрыться за монастырскими стенами.

Так боярский сыл Алферий превратился в инока Алексия и выбрал себе для служения Богоявленский монастырь в Москве — самый престижный, самый излюбленный московской знатью.

Юноша быстро прославился в монастыре, как грамотей и очень сметливый человек. И скоро митрополит Феогност отправил его наместником во Владимир. Так началась духовная карьера Алексия Бяконта. А к сорока годам он уже стал достойным претендентом на митрополичий престол наследником старому Феогносту.

Во главе русской церкви стояли тогда греки. Кандидатура на чин митрополита в русских городах выбиралась только Византией. Поэтому и отправлен был Алексий Бяконт в Византию как возможный наследник.

Князь Симеон Гордый и старенький Феогност дали Алексию крупную сумму на строительство храма Святой Софии. И он благополучно доставил ее духовным отцам. Жаль, что до дела она не дошла — осела где-то в руках византийских патриархов. Но кандидатура Алексия была одобрена, и по возвращении он был посвящен Феогностом в сан епископа Владимирского.

1353 год унес жизни и Феогноста, от старости, и князя Симеона Гордого — от чумы.

В эти года раздробленная, обескровленная Русь становится яблоком раздора между двумя хозяевами: Орды и Византии.

За века нового и новейшего времени мы перестали осознавать эту ситуацию, а ведь на христианской Руси власти были две. Мирская, княжеская власть, земная власть, мира сего. И власть духовная, надчеловеческая, земным представителем которой была церковь. А в тринадцатом веке обе эти власти были в руках иных государств и иных народов — с абсолютно разными жизненными принципами, верованиями и традициями. Но обе эти правящие Русью стороны желали получать от нее максимум житейских благ.

А так как при этом на русские земли зарились католические соседи, уже вкусившие сладость победы в крестовых походах, то все блага Византии зависели от того, кому из русских витязей повезет получить от Орды ярлык на княжеский престол в том или ином княжестве. Будут подарки богаче — получит ярлык приверженец западных, католических веяний. И будет Русь потеряна для Византии.

А Орда богатые подарки очень любила.

Так путь из Руси на Византию лежал через южные земли, полноправным хозяином которых считала себя Орда. А значит, всякий, проходящий по этим землям со всем своим имуществом был во власти Орды. Для того, чтобы не быть ограбленным и убитым на этом пути, каждый высокопоставленный путник должен был прежде всего прийти на поклон с дарами к хану и попросить пропуск через земли Орды — подорожную грамоту.

Алексию Бяконту сопутствовала удача. В 1354 году у власти в Золотой Орде стояла ханша Тайдула.

Трудно сказать, что за болезнь приключилась с ней. Летопись упоминает о некоем заболевании глаз.Вряд ли речь шла о какой-нибудь близорукости. И вряд ли о катаракте, например. Это старческое заболевание было неизлечимо, а ханша еще старой не была. Вполне возможно, что это была, например, корь, очень опасная в те времена. Но прибывший в Орду за подорожной грамотой Алексий сумел вылечить ханшу. Ничего удивительного в этом нет. Наука в то время не делилась на специализации, как сейчас. Ученый монах был ученым во всех областях, в том числе и в медицине.

Излеченная ханша навеки стала должницей Алексия, а значит, и связанного с ним Московского княжества.

А в результате ярлык на великое княжение получил брат умершего Симеона Гордого Иван Иванович, известный в истории под именем Красного. И в благодарность Алексию за такую удачную поддержку он послал в Византию богатые дары. Настолько богатые, что византийские патриархи на радостях отдали русский митрополичий престол не своему соплеменнику, а Алексию Бяконту.

Это было великим событием в судьбе Руси, с которого началось ее возрождение.

Продолжение цикла: Андроников монастырь

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.