Гордый князь Симеон

63728959_semen_gorduyy_

Рюриковичи 8

Начало 14 века было трудным временем, когда Русь, казалось бы разрушенная до основания всеми бедами сразу, начала потихоньку залечивать раны.

Этот процесс воскрешения был сам по себе тяжелым и болезненным. Превратить страну из кучки независимых, бесконечно враждующих друг с другом княжеств в единое сильное государство, способное противостоять недругам, означало не что иное, как отнять власть и земли у удельных князей.

И сделал это в начале 14 века хитрый и жестокий Иван Калита Это он, приняв в начале своего пути маленькое лесное Московское княжество, за несколько десятилетий сделал его новым крупным центром Северо-Восточной Руси. С помощью интриг, подкупов и жестоких казней Москва подмяла под себя большую и сильную Тверь, купил у Орды Ростов, Углич, Галич, Дмитров. И по существу стал злейшим врагом всех обиженных им князей.

Поэтому после смерти Ивана Калиты князья сделали все, чтобы не дать воцариться его сыну Симеону.

1340 год. Симеон, совсем молодой, ему 23 года, выезжает с прочими удельными князьями в Орду к хану Узбеку. Именно Орде решать, кому из князей дать верховную власть над Владимирским княжеством. Пока еще Владимир стольный город северной Руси, Москва еще не доросла.

Вопрос сложный. Выборы великого князя по древней традиции совершались «лествичным» путем. То есть власть передавалась не от отца к сыну, а старшему во всем роду.

А старшим из князей Рюриковичей был в то время Константин Суздальский. За его кандидатуру и просили все обиженные когда-то Калитой князья.

А пока хан Узбек думал над сложившейся ситуацией и принимал от князей подарки, в Москве разгорелась настоящая война между двумя боярскими группировками за освободившуюся должность тысяцкого.

Во главе одной встал тысяцкий Василий Вельяминов. Он был сыном тысяцкого Протасия Вельяминова, который служил еще первому московскому князю Даниилу, сыну Александра Невского.

Во главе второй группы встал Алексей Хвост Босоволков. Этот человек был сыном рязанского боярина Петра, который предал своего господина, князя Константина Рязанского, и помог Ивану Калите завладеть Рязанью. Этому наследственному интригану удалось оставить в истории средневековой Руси яркий след.

Но раздумья хана Узбека через три месяца разрешились-таки в пользу Симеона, и новый великий князь Владимирский с победой вернулся домой. И тут же навел в Москве порядок, отдав должность тысяцкого Василию Вельяминому.

Нелегко пришлось Симеону Гордому. Все огрехи жестокого правления Калиты легли на его плечи.

Первыми восстали новгородцы, которых Калита обложил двойной данью. Ему нужны были деньги на строительство нового храма в Москве. Ожидали приезда византийского патриарха Феогноста, чтобы обеспечить за Москвой поддержку Византии.

И справился Иван Калита с Новгородом достаточно рискованным и непатриотичным путем . Он заключил мир с заклятым врагом Новгорода литовским князем Гедимином. Этот мир скрепили браком Симеона с дочерью Гедимина княжной Айгустой.

И конечно, первое что сделали новгородцы, узнав о кончине Ивана Калиты, — это постарались сбросить власть Москвы. Новгородские войска отбили города Устюжну и Белоозеро и засели в Торжке, который безуспешно пытались защитить войска Симеона.

И тут, внимание! Это уже знак нового времени. Симеон обратился за помощью к удельным князьям, с которыми только что конкурировал в Орде. И князья не отказали ему в помощи, выслав свои силы на борьбу с новгородскими войсками. Присоединился к войску и митрополит Феогност.

Помогло и народное восстание, которое поднялось в Торжке. Видимо, новгородцы далеко не были желанными гостями. Восставшие сгоряча перебили не только воцарившихся в городе новгородских бояр, но и всех местных владык, сочувствовавших захватчикам.

В результате Новгород признал себя побежденным и выплатил дань не только Симеону, но и всем князьям, участвовавшим в походе. Опять обратим на это внимание. После Ивана Калиты, который ни за что не стал бы делиться добычей с союзниками, демократическая политика Симеона должна была внушить уважение удельным князьям.

Вторая серьезная проблема, которую пришлось решать Симеону, оказались сложные отношения с Литвой.

Со времени союзного договора Калиты с Гедимином у литовского князя сложилось отношение к Москве, как к вечному должнику Литвы.

Быстро встающая на ноги Москва совершенно не устраивала наследника литовского престола Ольгерда, Москве надо было показать, кто в доме хозяин. В 1341 году он подвел свои войска к городу Можайску, но взять его не смог. И обратился за помощью в ту же Орду.

Узнав об этом Симеон пишет Узбеку послание, в котором предупреждает о коварстве литовских князей, завоевавших русские города, данники Орды. Зачем способствовать усилению Литвы, ведь скоро станет она угрозой самой Орде.

И хан Узбек понял опасность союза с Литвой и выдал Симеону посланника Литвы Кориата, брата Ольгерда. Чтобы спасти брата, Ольгерд был вынужден просить мира у Симеона.

Борьба с Литвой, внешне приутихнув, развивалась теперь в другом направлении, через супружеские связи.

Между Москвой и Литвой по-прежнему стояла уже московская, но еще сильная и влиятельная Тверь.

Овдовевший Симеон женился на дочери князя Александра Тверского и пообещал его сыну тверской престол. А Ольгерд в свою очередь поспешил жениться на другой дочери князя Тверского. Пришлось укрепить Симеону свои позиции в Твери бракосочетанием свой дочери с сыном кашинского князя.

И последней точкой, поставленной Симеоном в борьбе с Литвой, стал победоносный Смоленский поход. Город Смоленск, находившийся долгие годы под властью Литвы, вернулся к Руси.

Вот таким умным и удачным было царствование Симеона Гордого. Жаль, недолгий век был ему отпущен.

В 1353 году волна страшной пандемии чумы, пройдя по всей Европе, пришла и на Русь. От этой страшной болезни умерли сначала двое его сыновей, потом и он сам, оставив завещание в пользу ребенка, который должен был родиться у его беременной жены.

Продолжение цикла:  Князь Игорь и падение Киева

Гордый князь Симеон: 2 комментария

Добавить комментарий