Птица радости Алконост

Утраченная Русь

В наше сугубо материалистическое время русским людям хочется сказок. Отняли у них сказку о коммунизме, надо сочинить другую. Придумать нашему народу древнюю культуру — и поновее, поинтереснее.

Увлечение такими сказками не ново. С самого конца 19 века проснулся горячий интерес к народным картинкам-лубкам, в которых увидели вдруг некую глубокую древность.

Чудесный русский художник-сказочник Виктор Михайлович Васнецов на основе народных сказаний об славянском рае Ирии написал картину, где изобразил двух птиц Сирина и Алконоста.

Белую и радостную — Алконоста, и темную и печальную — Сирина. Уж не от картины ли этой пошли легенды, тут же признанные народными?

Поразмышляем об Алконосте. И начнем издалека.

Живет на белом свете красивая маленькая птичка, которую у нас на Руси издревле называли зимородок. И сразу начинаются вопросы и загадки. Почему зимородок? Зимой рождается?

Ничего подобного. Откладывает яйца эта птица, как и положено птицам, — весной. Вот только куда откладывает?

Оказывается, не вьет гнезд эта птица, живущая у рек и питающаяся рыбой и всякими земноводными зверюшками. Роет эта птица норы на высоких склонах берегов, в труднодоступных местах. Так может быть, на самом деле называли ее не зимородок, а землеродок? Есть такая версия.

Есть и другая. Слово «зимородок» представляет собой «кальку» с древнегреческого «алкион». К этому слову мы еще вернемся.

А древние греки видели эту птицу исключительно зимой, когда она прилетала с севера, и решили, что вот такая она, зимняя.

Еще есть версия, что люди не могли найти гнезд зимородка, потому что не ожидали, что она может копать норы. А не найдя гнезд, почему-то решили, что она птенцов выводит зимой.

Что-то долго задержались мы на этой птице.

Перенесемся теперь в Древнюю Грецию. В своих «Метаморфозах» Овидий передал древний трогательный миф о девушке Алкионе, дочери бога ветров Эола, превращенной богами в зимородка по какой-то неясной причине. Опять-таки несколько версий существует. То ли погиб ее возлюбленный, то ли любовь оказалась неразделенной — и Алкиона бросилась в море. Но боги не захотели ее смерти и превратили ее в птицу.

Еще есть интересный вариант. Алкиона была женой царя Кеика. И супруги так любили и почитали друг друга, что царь звал жену Герой, а она звала мужа Зевсом. Боги, конечно, разгневались и превратили супругов в птиц. Алкиону — в зимородка, а царя Кеика в чайку.

Но не разлучили супругов. Алкиона откладывала яйца или на дно морское, или в плавающее по волнам гнездо. Опять-таки разные версии. А ее отец Эол на целые две недели высиживания яиц держал на привязи ветры, и море было тихим и ласковым к самоотверженной матери.

И на самом деле в декабре на Средиземном море ветер утихает, и эти две недели называются «алкионовыми днями»

Итак, зимородок — Алкиона.

А теперь возвращаемся в нашу древнюю Русь. Не надо думать, что уж очень древнюю, вполне историческую.

X век, принятие Русью христианства. И вместе с византийским православием древние русичи получили доступ к византийской литературе, уходящей корнями в древнегреческую традицию.

Алконост в нашей древнерусской культуре родился в тот момент, когда переписчик замечательного труда Иоанна Болгарского «Шестоднев» допустил ошибку. И фразу оригинала «Алкион есть птица морская» превратил в «Алконост птица морская». В этом не было ничего странного. Во-первых, в древнерусских книгах слова писались без пробелов — пергамент был дорогим материалом. Во-вторых, из тех же экономических изображений принято было по возможности сокращать слова, убирая из них гласные и отмечая эти сокращенные слова титлами. Ошибка вполне могла вкрыться.

А дальше алконост начал жить своей удивительной русской жизнью, оброс собственной судьбой в народных сказаниях. Первым делом появились у алконоста женская голова и грудь. А на голове — корона. Именно так изображалась эта птица в народных лубках. Почему корона? А это как раз в память о несчастной супруге царя Алкионе.

Во-вторых, Древней Руси на несколько веков потерявшей выходы к морю, все морское стало далеким и нереальным, заморским. Обратили внимание на наше значение слова «заморский»? Все, что не русское, то заморское, вне связи с географическим положением.

Так постепенно морская птица превратилась в жительницу иного мира, райскую птицу.

А «Азбуковники» 16-17 веков фиксируют уже сложившиеся мифологические сюжеты, связанные с Алконостом. Живет она то на острове Буяне, мифической родине русов, то на реке Ефрате, а значит, в тех местах, где рай библейский расположен. Держит она в лапах свиток, на которых человеческие судьбы и воздаяния описаны, и поет дивные песни. Сведения о том, что песни эти радостны, наверняка появились в народных сказаниях достаточно поздно, когда наметилась эта птичья пара Сирин-Алконост. Кто-то их них должен петь песни печальные, а кто-то радостные, без этой гармонии раю не бывать. Так уж выпало Алконосту петь песни радостные, так русский народ ему повелел. Хотя бедному зимородку, птице Алкионе, радоваться-то особенно не было причин.

Итак, подводим итог. Не из языческого доисторического прошлого прилетела в нашу русскую культуру птица Алконост, а как ни странно, православное христианство принесло нам ее в X веке.

Добавить комментарий