Эпопея русских лжедмитриев

Русские самозванцы

Лжедмитрий I

Юрий Отрепьев родился около 1582 года в Москве в стрелецкой семье. Отец был убит в пьяной драке, матери пропитать сыновей было трудно. И Юрий пошел в слуги боярину Федору Романову, одному из тех бояр, которые ждали-дожидались кончины Федора Иоанновича, чтобы претендовать на престол. Здесь Отрепьев проявил себя удивительно способным, ловким и предприимчивым и скоро стал доверенным лицом бояр Романовых. Но здесь ждала его беда.

Федор Романов был опасным соперником Бориса Годунова, двоюродным братом Федора Иоанновича, и с дороги его убрали. Он был обвинен в покушении на здоровье государя. Всех бояр Романовых, как причастных к заговору, сослали в монастыри. Федор Романов был пострижен и принял имя Филарета.

Оказался замешан в эту историю и наш Юрий Отрепьев. Грозила ему пытка и виселица, но успел он скрыться из столицы и постригся в монахи, приняв имя Григорий.

Прожив некоторое время в дальнем монастыре, Григорий возвращается в Москву в Чудов монастырь. И там быстро делает карьеру, как грамотный и способный инок. Его замечают и берут себе в келью сначала архимандрит, потом патриарх Иона.

Но Григорию Отрепьеву хочется большего. В начале 1602 года он с двумя монахами Мисаилом и Варлаамом бежит из монастыря в Литву. Маршрут их путешествия документально установлен: Киево-Печерский монастырь, Острог, Гоща, Брачин. И где-то на этом пути и произошло превращение беглого монаха в русского царевича. Осталось любопытное свидетельство: владелец замка под Острогом подарил странствующим монахам книгу, напечатанную в его типографии. На титульном листе монахи сделали надпись о том, что пресветлый князь Острожский дал эту книгу им, Григорию, Мисаилу и Варлааму. А позже возле имени Григория другой рукой была сделана надпись «царевичу Московскому».

Превращение в царевича долго не удавалось. Еще в Киево-Печерском монастыре была сделана первая попытка. История, разыгранная Отрепьевым, напоминает сцену из мыльной оперы. Вероятно в организации зрелища принимал участие и спутник Отрепьева Варлаам.

Григорий притворился умирающим и позвал к себе игумена, чтобы исповедаться перед смертью. И здесь рассказал, как страшную тайну, что он чудом спасшийся царевич Димитрий, вынужденный всю жизнь скрываться от царя Бориса.

То ли недоиграл Григорий, то ли переиграл, только не поверил ему игумен и выгнал из монастыря и Отрепьева, и его спутников.

Та же история произошла в острожском замке. Хоть и подарил князь монахам книгу, но услышав фантастическую историю о спасшемся царевиче, тоже указал авантюристам на дверь.

Стало понятно, что из уст беглого монаха такая история производит неверное впечатление. От товарищей по странствиям пора было избавляться.

Убедившись, что в легенду о его царском происхождении беглого монаха никто не верит, он решает изменить имидж. Но сняв монашеское платье, Григорий остается один без средств к существованию. В Гоше он поступает прислужником на кухню у пана Хойского.

И тут ему наконец повезло.

Пан Хойский был приверженцем арианской ереси, в его доме проходили богослужения по особым арианским обрядам. И в этот процесс активно включился и Отрепьев. И сразу стал любимцем пана. Григорию охотно разрешили пройти обучение в арианской школе, где он выучил латынь и польский язык. Здесь в арианской среде сказке о царском происхождении Григория, наконец, поверили. Но поскольку арианцы были прокляты католической церковью, особенных выгод это признание Отрепьеву не доставило.

Но через пана Хойского Отрепьев вошел в дом Адама Вишневецкого, польского магната. Здесь он встретил самый радостный прием — и не случайно! Родственник Адама Дмитрий Вишневецкий был в дальнем родстве с Иваном Грозным. Поучаствовать в борьбе за русский престол, имея на руках такой козырь, царевича Дмитрия, было для Адама Вишневецкого очень заманчиво. Но на такой шаг он не решился.

И от Вишневецкого Отрепьев ушел к католическому магнату Юрию Мнишеку. Здесь Отрепьев тайно принял католичество и заключил договор с польским королем Сигизмундом Третьим о том, что в случае возвращения своего московского престола он в течение года приведет в католическую веру всю Русь.

Так начался поход на Москву. Вначале к польскому войску примкнули донские казаки, которые с радостью встречали спасшегося «царевича», но ненадолго. В битву с войском Бориса Годунова они вступать не захотели. Московский поход Лжедмитрия I должен был окончиться полным разгромом. Но тут неожиданно умирает Борис Годунов.

Его сын Федор принимает престол, но претендентов немало, появилась возможность побороться. И Лжедмитрий стал орудием в политической борьбе бояр за власть. С их помощью он вступает в Москву победителем. По его приказу вся семья Годуновых тайно убита.

С этого момента Лжедмитрий стал лишним. Он сделал свое дело, расчистил дорогу к трону, теперь настала его очередь этот трон освобождать. Тем более, что повел себя Отрепьев в роли царя довольно безрассудно. Польские войска в Москве с его попустительства бесчинствовали, он сам без конца просил крупные суммы денег у монастырей. Последней каплей стала помолвка с Мариной Мнишек — католичкой.

17 мая 1606 года в результате дворцового переворота, организованного Шуйскими и Голицыными, Лжедмитрий I, Григорий Отрепьев, был убит.

Лжедмитрий II

Начало 17 века в стране под названием Московия. Закончилась грандиозная политическая авантюра. Самозванец номер один уничтожен, на вожделенный престол сел Василий Шуйский, но великая политическая игра не закончена. Игроки вошли во вкус. На сцену выступило новое действующее лицо.

Еще летом 1606 года, когда Григорий Отрепьев в имении Мнишеков в Самборе наслаждался наконец пришедшей славой великомученика царевича и принимал изъявления восторга, на поклон к нему явились донские казачьи атаманы, позже принявшие участие в походе на Москву. Среди них был и Иван Болотников. Его Григорий Отрепьев особо отметил и своей властью произвел в главные воеводы.

После бесславной гибели Лжедмитрия казачьи войска потеряли всякое представление о реальности. Был «царевич Дмитрий» — они шли на Москву за «царевичем». А теперь куда и зачем? Чтобы управлять вольнолюбивым казачьим войском нужна была новая идея, новый идол! И Болотников пытается предложить своему войску другого «царевича» с Дона, известного в истории под именем «Илейки-Петра». Очевидно, такая замена идола войско не затронула за живое. Вот чудом спасшийся царевич Дмитрий — это был бренд!

И Болотников пишет письмо Мнишекам с просьбой предоставить ему другого царевича. Пусть-де кто-нибудь из надежных людей примет его имя и приедет в Москву! Вероятно, Мнишеки затруднились с ответом, и Болотников отправил своего «царевича Петра» на поиски нового Дмитрия. Только не к Мнишекам, а почему-то в Белоруссию.

Проживал в это время в Шклове некто Богданко, крещеный еврей. Был грамотен, обучал грамоте детей шкловского священника Федора, заодно прислуживал в доме попа Терентия. Вполне вероятно, затем и крестился, чтобы священники своего обращенного духовного сына приютили. Был худ, мал ростом, одет и зимой и летом в плохонький кожушок и баранью шапку. Но вел себя, по-видимому, безобразно. Во всяком случае отец Федор в конце концов выпорол его розгами и выгнал из дома.

Вот на это жалкое существо и пал почему-то выбор «царевича Петра» и некоего пана Зеновича, который взялся за это дело.

Предложение стать «царевичем Дмитрием» незадачливого учителя Богданку очень напугало. Уж больно круто обошлись с первым исполнителем этой роли. Богданко даже сбежал от своих благодетелей в Пропойск, но там его изловили, посадили в тюрьму и предложили на выбор : или в тюрьме сгнить, или в цари московские. И Богданко сделал выбор.

Так появился в русских пределах в мае 1607 года Лжедмитрий II.

Лжедмитрий II оказался на страницах русской истории в самом начале 17 века, сразу после бесславной кончины первого самозванца.Как складывалась странная и непредсказуемая карьера Лжедмитрия II?

Как существо ничтожное и никчемное, новый Дмитрий нужен был казачьим атаманам только для вывески. На этой вывеске все должны были прочитать: добрый и справедливый царь Дмитрий, — в соответствии с казачьими понятиями о добре и справедливости. Так например, указами Лжедмитрия II казакам предписывалось отнимать у дворян, оказавшихся на стороне Шуйского, все их земли. А на их дворянских дочерях… жениться!

Казачьему войску прибыло подкрепление из Польши, попытались занять Москву — не удалось. И расположились лагерем в Тушино. Отсюда потом появилось особое прозвище Лжедмитрия II — “тушинский вор».

И тут «тушинскому вору» повезло. К нему в лагерь привезли плененного митрополита Филарета Романова, того самого, с кого начиналась вся приключенческая судьба Григория Отрепьева.

Филарету поступило предложение, от которого он не смог отказаться. И фактически с этого момента тушинский лагерь стал реальной силой. Именно Филарет собрал к Лжедмитрию II новую боярскую думу, подтянул новые военные силы. Почитаемое на Руси имя Филарета освятило все авантюры недалекого Богданки-учителя. Явилась в тушинский лагерь и Марина Мнишек. И перед всем народом поклялась, что это есть царь Дмитрий, ее чудом спасшийся супруг.

Все бы и хорошо, но казачьи войска вместе с польскими наемниками было уже не унять. Не удалось разграбить Москву, зато есть окрестные села. Пожары, резня и грабеж разлились по всем русским землям. Началась гражданская война. В ряде областей народу удалось разбить войска Лжедмитрия.

А Василий Шуйский обратился за военной помощью к шведскому королю Карлу IX, посулив за это северную русскую крепость Корелу. В ответ Лжедмитрий II вызвал из Польши войска Сигизмунда III. Это приглашение пришлось королю очень кстати. Давно мечтал он о крестовом походе на православную Русь и сделать ее своей колонией. Если помним, это обещал Сигизмунду еще Лжедмитрий I. Понимая, что теперь стены тушинского лагеря будут ему защитой ненадежной, «тушинский вор» вместе с обретенной супругой Мариной Мнишек бегут из лагеря к Сигизмунду в Калугу.

И здесь повторяется ситуация с первым Лжедмитрием. Дело сделано, Польский король у стен Кремля, и семибоярщина покорно открывает ему ворота. По особому договору с митрополитом Филаретом русский престол уже обещан сыну Сигизмунда Владиславу. Так кому он нужен теперь, этот учителишка из города Шклова? Теперь он не нужен ни той, и другой стороне. Идет большая игра, в которой эту мешающую пешку с поля нужно убрать. И 11 декабря 1610 года Лжедмитрий II был убит собственной охраной, подкупленной собственной боярской думой.

Лжедмитрий III

С «тушинским вором» было покончено. Но неразрешимые проблемы как были, так и остались. Русский престол продолжает пустовать и ждет своего хозяина.

Претендент номер один — сын Марины Мнишек, неизвестно от которого Лжедмитрия рожденный. Народ глухо возмущается и зовет его между собой «воренком». Но Марина хитра и дальновидна. Из ревностной католички она превращается в неистовую православную «царицу». Обращается с речью к казачеству: отдает-де она сына своего русскому народу и просит вырастить и воспитать его в истинной вере. Как тут не растаять казачьим сердцам — за живое задела. Итак, Иван Дмитриевич — претендент, за которым стоят казачьи войска, охраняющие Калугу.

Претендент номер два — польский королевич Владислав, которому русский престол посулил митрополит Филарет. На этих условиях и пришел Сигизмунд III со своим войском, и вступил с победой в Кремль. Но что-то не торопится Филарет исполнять свое обещание.

Потому что есть претендент номер три — четырнадцатилетний сын Филарета Михаил Романов. Да-да, тот самый, с которого началась династия российских Романовых.

Ну что ж, отказался Филарет помазать польского королевича Владислава — нашелся патриарх Гермоген, который не посмел ослушаться. И официально русский царь в Москве появился — царь Владислав. Жаль только , что никто в глаза его не видел. Не захотел Сигизмунд отпускать пятнадцатилетнего мальчика в дикую страну, где невесть что творится. Итак, царь-то на Руси есть, но, говоря нынешним языком, виртуальный. А реальный Кремлевский трон так и пустует год за годом. И продолжает соблазнять новых авантюристов.

Через несколько месяцев после гибели Лжедмитрия II в Новгород пришел бродяга, мелкий торговец и большой мошенник. Даже точного имени его не сохранилось: то ли Матюшка, то ли Сидорка. Потолкавшись среди народа на площади и улицах, послушав толки и пересуды, он вдруг объявил себя царевичем Дмитрием. Ну и что! Насмешил народ новгородский — и не таких новгородцы видали. Еле ноги унес Лжедмитрий III.

Бежал он в Ивангород, где осели беглецы из тушинского лагеря. Неизвестно, был ли Матюшка-Сидорка похож на учителя Богданку, но бывшие тушинцы встретили Лжедмитрия III c радостью. И уже в новом статусе наш бродяга перебрался в Псков. И так и остался в летописях под именем «псковского вора».

1610 год. Москва до сих под осадой «тушинского лагеря», восставших казаков, хотя и потерявших своего предводителя, Лжедмитрия II. И тут является им новая кандидатура на звание наследника. Весть о вновь воскресшем Дмитрии докатилась до стен Кремля, но никого в верхах не воодушевила. Лишний претендент на престол был совершенно некстати.

А Лжедмитрию III и в Пскове жилось неплохо. Он собрал вокруг себя бывших тушинцев — таких же бродяг, лихих людей, пропившихся бездельников. И началась у них веселая работа, которая на нынешнем языке называется «рэкет». Обложили они посадских жителей тяжелыми поборами под угрозой разбоя, поджога и всяких мучительств и насилий. А потом и на многострадальную Москву двинулись.

К ним навстречу потянулись из Москвы ходоки — проверить слухи о чудесном спасении «доброго русского царя» Дмитрия. И несли в Москву радостные вести. Не нужен нам польский королевич в Кремле, у нас свой русский царь жив!

2 марта 1612 года казачий круг, который контролировал почти всю территорию столицы, провозгласил Дмитрия, то есть Матюшку-Сидорку, царем всея Руси. Земские воеводы Иван Заруцкий и Дмитрий Трубецкой не решились спорить с казачеством. Они бросились в Коломну, где нашла себе пристанище Марина Мнишек с сыном и поспешили поклониться матушке государыне и государю царевичу Ивану Дмитриевичу.

Марине ничего не оставалось, как радостно встретить весть о новом воскрешении супруга, которого она всенародно оплакивала несколько месяцев назад.

Но ополчение, организованное Мининым и Пожарским, набирало силы. На их сторону переходило все новое пополнение. Все больше мечтающих о мире и порядке в стране оказывались на стороне народного ополчения.

Присяга царю Дмитрию — Лжедмитрию III – провалилась по всей Руси. За месяц, проведенный на московском престоле, Матюшка-Сидорка растерял всех своих почитателей. Ему отказались присягать даже жители «царской» резиденции — Калуги. Отказались от присяги Тверь, Серпухов, Ярославль, Тула, Рязань. За ними последовали маленькие города и посады.

Тушинцам пришлось срочно готовиться к отступлению, но они опоздали. 20 мая 1612 года Лжедмитрий III был закован в цепи и привезен в столицу.

В начале июня воеводы Трубецкой и Заруцкий известили Дмитрия Пожарского, что сложили с себя присягу «псковскому вору».

Появлялся где-то на южных окраинах Руси еще и четвертый Лжедмитрий. Но видно, опомнился вовремя и исчез бесследно.

На этом многосерийная эпопея о восставших из праха царевичах Дмитриях навсегда закончилась.

Продолжение цикла: «Лжедмитрий в Москве»

 

Эпопея русских лжедмитриев: 7 комментариев

  1. Интересная и поучительная история! С нетерпением жду продолжения!

  2. Сколько интересного можно узнать о Григории. Я о нем читала у Соловьева. У Меня 18 томов «Истории государства Российского» У него немного другая версия. Очень интересно было прочитать, спасибо, люблю исторические произведения и рассказы, тоже с интересом жду продолжения.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.