Секреты «скучного» текста

images (3)

Палитра нашей речи

В прошлой статье мы порассуждали о функциях научного стиля речи. Теперь можно разобраться, с помощью каких инструментов он создается.

Задача этого стиля определяется задачами самой науки: передача информации, построение логического умозаключения на основе фактов. А значит, требует особой точности, логичности, исключает возможность различных толкований.

О значении терминов для научного стиля речи, мы уже достаточно поговорили.

Научный стиль — это язык существительных и фиксирующих прилагательных.

Почему только фиксирующих. Если ботаник употребляет выражение «пион уклоняющийся», то это никак не создает образ уклоняющегося от чего-либо пиона. Это просто перевод латинского названия этого растения, термин, фиксирующий отличие этого вида от прочих.

А существительные научный стиль тоже любит особые, совсем оторванные от материальной действительности, чтобы правому полушарию никак было не зацепиться какой-то эмоцией. Существительные с абстрактным значением: закон, понятие, свойство. Ну никак образа из этого не создашь.

Но без глаголов-то не обойтись даже в научной статье, нужно же как-то фиксировать действия.

Как использует глаголы научный стиль? Перекраивает их в мертвые формы.

В инфинитив.

Как предложить слушателям совершить какое-то чисто логическое действие, не затрагивая эмоциональное правое полушарие. А то ведь оно встанет на дыбы и скажет: фигушки, не хочу!

Автор статьи не напишет: давайте докажем теорему Пифагора. Он напишет: требуется доказать. Вот такое составное глагольное сказуемое, состоящее из безличного глагола «требуется», глагола, ни к кому лично не относящееся и инфинитива «доказать», мертвой формы.

Здесь же мы увидели еще один любимый научным стилем способ преобразования глагола в мертвую форму — возвратная частица — ся.

Чем интересны возвратные глаголы? Частица -ся останавливает их направленное движение, заставляет восприятие двигаться по кругу, возвращаться к себе самому. Вроде движение и есть, но это бег на месте.

Конечно, любимой формой трансформации глагола является образование из него существительного.

Вот посмотрите, как я слепила эту фразу. Нет чтобы сказать попросту: научный стиль преобразует глагол в существительное.

Я употребила безличный возвратный глагол «является», к которому обязательно требуется существительное. Является что? Является чем? И это существительное из глагола «образовать» — «образование»

И умное латинское слово трансформация» я тоже сюда ввернула, не упустила такую возможность.

А ну-ка какое слово в этой фразе выпадает из научного стиля? Это у меня шальное правое полушарие проснулось и хитро подмигнуло!

Вот это совершенно неправильно. Никаких метафор, эпитетов и риторических фигур — это исключено! Иначе правое полушарие начнет из них творить миры, совершенно не связанные с темой научного доклада.

Конечно, широко используются отглагольные существительные. Они останавливают динамичность глаголов, действие замирает в абстрактном значении такого существительного.

Недопустимо в научном стиле речи употребление личных форм глагола — первого или второго лица. Ничего личного. Информация должна быть максимально объективной. Личные глаголы обязательно заменяют безличной формой:

считаю — считается

представляю — представляется

беру — берется.

Очень любит научный стиль наречия. И с большим удовольствием творит из из глаголов: предполагать — предположительно, соглашаться — согласно

Кстати, наше такое привычное, общеупотребильное наречие «внимательно» образовать от глагола «внимать» — слушать.

Наречия своей застывшей неизменной формой помогают структурировать информацию, работают как опознавательные знаки: во-первых, во-вторых, прежде всего, а именно.

И наконец особо хочется сказать о таких формах, как причастие и деепричастие.

Давайте вспомним, что нам вообще о них известно из школьного курса.

Обе эти части речи связаны с глаголом, из него созданы. Причастие, это признак предмета по действию и отвечает на вопрос какой? То есть нечто среднее между глаголом и прилагательным.

Бежать — бегущий

видеть — видевший

управлять — управляемый.

Что делает причастие, снижает активность глагола, заменяет само действие его признаком. И при этом более связывает это действие с существительным.

Кроме этого, оно экономит время, место и силы говорящего. Попробуйте перестроить причастие «обратно» в глагол. Получится довольно неуклюжая конструкция с придаточным предложением.

Бегущий мальчик споткнулся и упал.

Тот мальчик, который бежал, споткнулся и упал.

Чувствуете, как красива, экономна и лаконична форма предложения с причастием?

А что такое у нас деепричастие? Это совсем странная конструкция, которая превращает глагол в наречие и обозначает добавочное действие к главному.

То есть, в предложении с несколькими глаголами один может быть по смыслу главным, а другой просто его пояснять. Вот для того, чтобы сместить акцент, подчеркнуть главное, добавочный глагол теряет свои глагольные признаки и превращается в деепричастие. Отвечает оно теперь на вопрос как, каким образом.

Прыгать — прыгая, посмотреть — посмотрев.

Причем, мы можем произвольно варьировать этот процесс в предложении, смещая акцент то на один, то на другой глагол.

Девочка шла по улице и плакала.

Девочка плача шла по улице.

Идя по улице, девочка плакала.

Тоже очень экономичный и красивый прием. И согласитесь, очень полезный для структуризации информации. Сразу становится понятно, где в предложении смысловое зерно.

Прекрасные формы речи. Но исключительно книжные.

Понаблюдайте за собой. Как причастия так и деепричастия мы употребляем в разговорной речи крайне редко. Предпочитаем почему-то более многословную и менее стуктурированную форму, хотя разговорный наш язык всегда стремится к локаничности.

В чем тут секрет?

Дело в том, что причастия и деепричастия — это формы в нашем языке заимствованные, не наши исконные.

Они были принесены в наш язык из старославянского, пришли к нам вместе с Кириллом и Мефодием. Были поначалу принадлежностью культового языка, языка священных служб. И остались они в нашем подсознании как слова из чужой, книжной, неразговорной речи. А в научном стиле речи они как нельзя более уместны, здесь они как дома.

Как видите, научный стиль — очень серьезная вещь! И предназначена она, только для узкого круга посвященных в тему людей. Потому что предназначен научный стиль для того, чтобы провозгласить какое-то открытие.

А вот для того, чтобы уже сделанное и подтвержденное открытие сделать достоянием широких масс, существует другой стиль речи: научно-популярный. У него совершенно другая цель — объяснить новое непосвященным. То есть, в принципе, это то, что должно быть использовано в учебниках и учебных пособиях. А используется ли?

Продолжение цикла: Размышления о публицистике

Секреты «скучного» текста: 2 комментария

Добавить комментарий