Причастие и деепричастие

Палитра нашей речи

Причастие и деепричастие — это необыкновенно изящное украшение нашей книжной речи.

Что я имею в виду?

О книжном и разговорном стилях у нас уже шла речь. Это не просто два стиля. Это два разных языка, существующих и развивающихся по разным законам, хотя и похожие внешне, как дикорастущее и садовое растения.

К этим двум языкам мы привыкли и используем их, не отдавая себе в этом отчет. Они для нас естественны, как один так и другой.

Понаблюдайте за собой и заметите, что в простом, будничном разговоре вы не употребляете ни причастий, ни деепричастий, хотя это замечательные, красивые и локаничные формы. Мы не скажем: «Я иду в магазин, находящийся неподалеку». Мы скажем: «Иду в магазин, который недалеко».

Или «У меня билет на поезд, отправляющийся в 23 часа». Мы скажем длинно, то зато без причастия: «У меня билет на поезд, который в 23 часа отходит». Конечно, если мы в этот момент вспомним, что есть такая штука, причастие, то мы с легкостью его используем. Но все же естественный для нашего разговорного языка путь — именно с помощью придаточного предложения.

Та же история и с деепричастием. «Я шел, думая о завтрашнем дне» — «Я шел и думал о завтрашнем дне». Почему-то второй вариант нам легче использовать. Но почему?

Эти две особые глагольные формы, ставшие частями речи, не являются исконно русскими. Они были принесены к нам вместе со старославянским языком и византийской церковной литературой. Так и сформировались они у нас поначалу только в ритуальной церковной речи, как признак высокого, не мирского стиля.

Но как же красивы и выразительны эти книжные формы, так и не прижившиеся в разговорном языке!

Рассмотрим поближе причастия. Это как бы зеркальное отражение наречий.

Наречия у нас по корню сродни прилагательным и существительным, а связаны смысловой связью с глаголом, да и сами пытаются обрести независимость. А причастия с точностью до наоборот: по корню сродни глаголам, а по смыслу своему — прилагательные, связанные с существительным, в точности как прилагательные.

Ручей журчит — журчащий ручей.

При этом причастие гораздо более образная часть речи, чем прилагательное, потому что, подобно глаголу, она «прорастает» смысловыми связями: бегущий — куда? где? когда? как? почему? зачем? Как в случае с глаголом, тут же целый особый мир строится вокруг причастия.

И ведь не просто так строит, а весьма результативно, образуя причастный оборот, особую, принадлежащую причастию вставную конструкцию. Ручей, бегущий по лугу. Ручей, весело бегущий среди луговых трав. Посмотрите: целое отдельное предложение строится и даже иногда весьма широко раскидывается.

Легкий бриз, несущий  запах моря из далеких стран, где воздух напоен ароматом цветущих апельсиновых деревьев, наполнил комнату.

Причем обратите внимание: большая разница, перед определяемым словом стоит причастный оборот или после определяемого слова.

Сравним: Ручей, бегущий по лугу, весело журчал. Бегущий по лугу ручей весело журчал.

Именно в положении после определяемого слова оборот выделяется запятыми. И это не только для того, чтобы зрительно отделить его от остальных частей предложения.

Перед определяемым словом причастный оборот гораздо теснее связан со своим хозяином существительным. Он как будто в большей степени прилагательное. В положении после определяемого слова эта связь ослабевает. Причастие обретает гораздо большую самостоятельность. И заметьте, только в этом положении оно может разрастись в большую развернутую конструкцию.

Попробуйте поставить причастный оборот впереди в том нашем предложении про легкий бриз. И сами запутаетесь и читателя запутаете.

А что у нас интересного в деепричастии? Это дитя глагола и наречия.

По корню — дитя глагола, по грамматической форме — дитя наречия, на вопрос «как?» отвечает. Изящная и лаконичная форма, обозначающая добавочное действие.

С помощью деепричастия можно выделить в предложении из нескольких действий главное, ключевое. Это ключевое действие останется глаголом, а остальные превратятся в деепричастия.

Например: Поезд пыхтел, насвистывал и стучал колесами. В такой форме все три действия равноценны. Но мы можем перенести акцент на любое из этих действий.

Поезд пыхтел, насвистывая и стуча колесами.

Поезд насвистывал, пыхтя и стуча колесами.

Поезд стучал колесами, пыхтя и насвистывая.

Отметьте про себя, как меняется при этом образная картинка. Совершенно разное впечатление оставляет. Как видите, деепричастие — довольно тонкий инструмент.

Вот такие две интересные глагольные формы, выросшие в самостоятельные формы речи, имеются в нашем литературном языке. Но как разговорные формы наш язык их так и не принял.

Обратите внимание, что далеко не от всех глаголов можно образовать деепричастие:

Бежать – бежа — НЕЛЬЗЯ. Стучать – стучав – НЕЛЬЗЯ! Представляете, сколько лексических и грамматических ошибок делается в подобных ситуациях!

А это совет начинающим писателям. Когда в своих произведениях вы передаете живую речь, то не используйте причастия и деепричастия, иначе речь будет неестественной.

Но это может быть особой речевой характеристикой героя: некоторая манерность, неискренность.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.