«Дела чести»

1032077-i_020

Вокруг Пушкина

Исследователь рукописей Пушкина Т.Г.Цявловская обратила внимание на рисунок, время от времени встречающийся в его черновиках. Вот такой пистолет.

Сопоставив целый ряд данных иссследователь пришла к выводу, что этими рисунками Пушкин отмечал свои дуэли.

Этих пистолетов в его рукописях нашлось шесть. Три в юности, начиная с лицейского времени. И три уже в самые последние годы жизни.

Не так уж много знаем мы об этих состоявшихся дуэлях. А кроме того, упоминаются в письмах еще и некие «дела чести», и их около 15.

Поединок как средство решения конфликта — явление древнее. И настолько же издревле запретное. И настолько же соблазнительное, как всякий запретный плод!

Дуэли во Франции ХVI-XVII – это необходимая деталь стиля, изысканное молодечество. Что-то вроде современного байкерства или горных лыж! Вспомним, как извиняется ДАртаньян перед своими будущими друзьями-мушкетерами, что не может выполнить долг чести перед всеми троими одновременно.

Строгих правил в эти времена еще не было! Главный принцип должен был соблюдаться: дуэль — дело чести. А честь может быть только у дворян. Значит, простолюдины недостойны быть соперниками на поединке. Нельзя было принимать вызов от слишком молодых или слишком старых людей. Невозможно было вызвать на поединок родственника.

XIX век в России — самое дуэльное время. И прогресс цивилизации принес техническое усовершенствование в виде дуэльного пистолета. Строго запрещена была дуэль и Петром I, и Екатерина II, и Александром I. Но целые фабрики процветали на производстве дуэльных пистолетов.

И опять-таки строгих правил дуэли не было. Условия каждого поединка обговаривались секундантами и могли варьироваться. Неизменным было условие: не менее 10 шагов между дуэлянтами. Они могли стоять или двигаться друг к другу. Они могли стрелять по команде или без команды. Вариантов множество.

И чаще всего эти поединки были просто ритуалом. Средство выпустить пар из горячих голов, да еще так, чтобы не держать более камень за пазухой. В этом смысле в ритуале дуэли даже можно здравое зерно найти.

Дуэлянты могли выйти на поединок и с помощью секундантов помириться. Могли выстрелить в воздух, и тем самым полностью соблюсти все условия.

И именно такими были большей частью дуэли самого Пушкина. Относился он к ним довольно жизнерадостно, никогда не упорствуя в желании уничтожить противника.

Первая дуэль состоялась в Лицее. Обиженный за насмешливый стишок Пушкина несуразный и вспыльчивый Вильгельм Кюхельбекер вызвал его на дуэль.
Трагикомичный был поединок, принимая во внимание близорукость Кюхли. Стоя под выстрелом, Пушкин крикнул Антону Дельвигу, секунданту, чтобы тот поменялся с ним местами. Под пистолетом Кюхли, мол, безопаснее — все равно промахнется. Разгневанный Кюхля выстрелил и сбил пулей фуражку на голове… Дельвига. А Пушкин от своего выстрела отказался.

Эффектной была и дуэль в Кишиневе с прапорщиком Зубовым, которого Пушкин обвинил в шулерстве. Наш поэт вышел на поединок с полной фуражкой черешни, которую и кушал в свое удовольствие, пока прапорщик в него целился. Зубов промахнулся. А Пушкин опять отказался от выстрела.

Помните этот сюжет? Видимо, в вынужденном болдинском уединении о многом припомнил наш поэт, и передумал, и перемыслил.

Продолжение цикла: Не дай мне Бог сойти с ума…

«Дела чести»: 3 комментария

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.