Архив метки: Авторская проза

Леша (Глава из романа «Слепые и прозревшие»)

Ольга Грибанова. Слепые и прозревшие

 

Сегодня ночью выпал снег. Я проснулся и почувствовал его запах за окном.

Снег укрыл грязный палисадник с тремя деревьями во дворике-колодце. Одна ветка как раз напротив нашего окна, очень близко.

Галя когда-то рисовала ее в разные времена года. Но Галины рисунки я под горячую руку выбросил, когда перестраивал квартиру после смерти соседок. Читать далее Леша (Глава из романа «Слепые и прозревшие»)

Геха

Глава из романа «Слепые и прозревшие»

Галя нисколько не удивилась моей странной просьбе. Два дня назад я сказал ей о фиалках. Позавчера она ездила с Сашей к психотерапевту, а вчера зашла на рынок и купила там как раз такие, которые я просил. Голубые. Махровые. Нашла ведь такие.

Я потрогал твердые листья, покрытые щетинкой, коснулся пальцами лепестков и тут же понял, что они не лиловые, не розовые, не белые, а голубые, как те, школьные.

Ну, само же собой! Не будет же Галя меня обманывать! Читать далее Геха

Махровые фиалки (из романа «Слепые и прозревшие»)

 

Ольга Грибанова  Слепые и прозревшие

Ну вот, снова один.

Целую неделю Галя не оставляла меня ни на минуту. Это было тяжело.

Я ее понимаю. Она не привыкла еще к моему состоянию. И я-то для нее весь другой: беспомощный, слабый, с чужим уродливым лицом. И она спешит показать мне, как она любит меня такого, теперешнего. Мне тяжело думать, что от этого насилия над собой она скоро устанет. Читать далее Махровые фиалки (из романа «Слепые и прозревшие»)

Тьма

 

Ольга Грибанова. Слепые и прозревшие

Рука еще хранила щекочущий след от прикосновения  мягких пальцев врача. Николай почему-то берег это ощущение, поворачивая его в памяти то так, то этак. Прохладные, слегка влажные, приятные такие пальцы. Бывают влажные, да липкие — это противно. Но ведь это врач, он руки свои сто раз на дню моет. Вот потому и приятные — чистые. Читать далее Тьма

Николай Николаевич (глава из романа «Слепые и прозревшие»)

Ольга Грибанова

(Конец 80-х годов XX века)

Коля впервые в жизни был так собой доволен. Все успел, всего достиг.

Ему тридцать два, это совсем немного. Это раньше казалось, что за тридцать уже старость начинается! Смешно! Он еще так строен и вроде даже красив, что в метро на него заглядываются молоденькие девчонки. Но он гордо поворачивает руку на поручне вагона, чтобы обручальное кольцо было на виду: нечего  пялиться, ищите себе молодых охламонов. Читать далее Николай Николаевич (глава из романа «Слепые и прозревшие»)

Исцеление

Ольга Грибанова

Фрагмент романа «Слепые и прозревшие»

Идет, идет, близится благословенная, дар Божий, спасительная!..

Смяла, скрутила пальцы, ступни, ладони, поднимается выше…

Возьми, возьми скорее это старое грешное тело, дай унестись прочь от него, постылого, ненавистного!..

Хорошо, хорошо… Читать далее Исцеление

Дед и никудышная мать

Ольга Грибанова

Глава из романа «Слепые и прозревшие»

 

Однажды вечером в сентябре  позвонила по телефону незнакомая  женщина. Она назвала себя дедушкиной соседкой по лестничной клетке и раздраженно заявила Галиной маме:

-Голубушка, ваш отец нам по ночам спать не дает. Орет и в стену бухает. Я вызвала ему врача на завтра. Врач будет после трех часов, а вы уж будьте так любезны, подъезжайте к тому времени. Сидеть с ним за вас я не собираюсь. Читать далее Дед и никудышная мать

Долго и счастливо!

Ольга Грибанова

Сидели как-то вечером два брата-мыша, брат Раз и брат Два. Сидели, мультики на Ютубе смотрели и чипсами хрустели.
— Ребята, давайте жить дружно! — ласково мурлыкнул им с экрана кот Леопольд.
— Выходи, подлый трус, — лениво промямлил Два, набив чипсами щеки.
А брат Раз призадумался, потому что был умный. И призадумавшись, объявил:
— Не! Дружно — это не в тренде!
— Да? — заинтересовался Два. Читать далее Долго и счастливо!

Возрождение

Ольга Грибанова Неведомый путь

— С прибытием, Человек!

— Кто ты? Я не вижу тебя в этой тьме…

— А ты глаза закрой. Ими ты уже ничего больше не увидишь. Читать далее Возрождение

Путь к Лотосу

Ольга Грибанова. Неведомый путь.

Ночь была темна и непроглядна. Я выполз на берег из последних сил. С трудом подтянулся туда, где песок был посуше, и уснул мертвым сном. Читать далее Путь к Лотосу