Алексей Сумароков

Блестящий 18 век

Изменчива мода не только на костюмы и прически, не только на читаемые книги и созерцаемые фильмы. Почитаемые имена давно ушедших деятелей тоже входят в моду или выходят из моды.

С чего в советское время начиналась русская литература? С Пушкина. До Пушкина было доисторическое время, в котором «старик Державин, в гроб сходя, благословил». Вот и все, практически, что мы знали о Державине. Был, конечно, и Ломоносов, потому что «науки юношей питают».

В наше время вдруг всплыло из 18 века имя Василия Тредиаковского и стал он из статьи в статью начинателем, продолжателем, первооткрывателем. И все это при том, что силлабическая поэзия Тредиаковского для современного читателя недоступна – не воспринять. В общем, не читают, но почитают.

А вот имя Александра Сумарокова так и остается в тени, хотя и смел он был в своем творчестве, и не боялся разрушать и созидать. И скорее, светская силлабо-тоническая поэзия началась с него, а не с Ломоносова. Но уж так сложилось. Несправедливо.

Родился он 12 октября (по новому стилю) 1717 в семье полковника Петра Сумарокова

Старый дворянский род Сумароковых появился в летописях с XVI. По одним версиям, были Сумароковы выходцами из Литвы, вместе с целой толпой Гедиминовичей, по другим версиям потомками обрусевших шведов.

В конце XVII века Сумароковы пошли в гору, а при Петре I  и подавно были царем обласканы, возможно, память дворянина Семена Сумарокова, защищавшего царские палаты  и убитого стрельцами царевны Софьи. Подъячего Панкратия Спиридонова царь собственноручно наградил и стал крестным его сына Петра, будущего отца поэта.

В эпоху Анны Иоанновны семья полковника Петра Сумарокова была богатой, владела шестью имениями. В семье было шестеро детей.

По-видимому, первым учителем Алексея Сумарокова был его отец Петр, получивший прекрасное по тем временами образование. Его учителем был наставник юного императора Петра II, Иван Зейкан. Правда, императору учение впрок не пошло, но Петр Сумароков вырос человеком вполне образованным.

Во всяком случае, сын его, Алексей Сумароков, поступив в 1732 году в только что открывшийся Сухопутный шляхетский кадетский корпус, тут же стал одним из лучших учеников.

Первыми стихотворными опытами Алексея Сумарокова были силлабические оды в стиле Кантемира и Тредиаковского. В 1740 году, в честь своего выпуска из шляхетского корпуса, Алексей Сумароков опубликовал свои первые произведения, две оды, посвященные императрице Анне Иоанновне, и приняты они были очень благосклонно. Поручик Сумароков сразу стал заместителем графа Миниха в военно-походной канцелярии. Продолжалась эта служба очень недолго, всего несколько месяцев. Затем не менее удачное место адьютанта вице-канцлера М.Головкина.

Служба Алексея Сумарокова началась в очень непростое для России время. Внезапная смерть Анны Иоанновны, короткое и странное правление Анны Леопольдовны, дворцовый переворот 1741 года, приведший на российский трон Елизавету Петровну.  Но все эти перипетии юного дворянина не коснулись: не успел еще ни в чем провиниться перед новой государыней. А вот заслуги отца, крестника Петра I, сыграли значительную роль. Молодой поручик получил чин капитана и место в свите фаворита императрицы,  графа Алексея Разумовского.

Казалось бы, жизнь удалась, живи и радуйся! Карьера обеспечена.

Но удивительным образом этот человек не просто не умел строить карьеру, а упорно разрушал ее, когда она сама стелилась ему под ноги. Через два года он попросил перевода в статскую службу. Перевели со всеми возможными благами, дали чин майора и дали место адъютанта обер-егермейстера. Вполне достойное начало для придворной службы.

Но и здесь не смог Сумароков успокоиться. В 1745 году он был отправлен на заведование канцелярией Лейб-кампании, той самой легендарной гренадерской роты, которая возвела на трон императрицу Елизавету. Все дальше и дальше от хлебных и карьерных мест.

И тут в полной мере проявилась удивительная особенность Сумарокова искать на свою голову неприятности. Воспитанный в корпусе в духе рыцарской чести, он, став начальником, тут же потребовал от подчиненных дисциплины. От «офисного планктона» военной канцелярии!

Тут надо учесть, что военная канцелярия в 18 веке формировалась из тех же дворян, но не желающих проходить никакую службу, ни военную, ни статскую. А надо! Обязанность дворянина – служить отечеству! Ленивые и избалованные дворянские отпрыски кинулись жаловаться на притеснения. Их родители кинулись жаловаться выше. В результате Алексей Сумароков умудрился поссориться с другим штатным фаворитом Елизаветы, Иваном Шуваловым. Так в самом начале своей деятельности он прослыл человеком тяжелым, неудобным и неуживчивым.

Как бы то ни было, но женихом он пока был весьма завидным, и в 1746 году женился на Иоганне Христине Балк, фрейлине великой княгини Екатерины Алексеевны, будущей императрицы Екатерины II.

Супруги прожили в браке 20 лет и вырастили двух дочерей.

А канцелярская карьера складывалась, хоть и не головокружительно, но пока вполне стабильно. В 1751 году – полковник, в 1756 году – бригадир. А главное, эта должность не мешала ему заниматься поэтическим творчеством, которое становилось для него все более важным.

Занятную новинку, силлабо-тонический стих, включающий в свой ритм и слоги, и ударения, Алексей Сумароков принял с энтузиазмом и тут же начал пробовать себя в совершенно разных жанрах. Это в короткое время сделало его самым читаемым поэтом своего времени и необычайно подняло его авторитет среди нарождающееся в России культурной элиты.

В 1756 году он стал директором Российского театра, а в 1759 после нескольких лет сотрудничества в академических журналах начал собственную издательскую деятельность. Его журнал «Трудолюбивая пчела» появился в 12 номерах, после чего Сумароков закрыл его, видимо, устав от бесконечной полемики с М.Ломоносовым.

Такая активная деятельность была отмечена Лейцигской Академией свободных искусств. Имя Алексея Сумарокова стало известно Европе.

С воцарением Екатерины II Сумароков буквально на пике своей служебной карьеры, во всем блеске европейской славы. Он получил от Екатерины статус статского советника.

Она же в 1762 особым указом повелела печатать творения поэта за счет ее личного Кабинета. И еще один беспримерно широкий жест – закрыла многочисленные долги Сумарокова государственными средствами.

Что поделаешь, это была еще одна неприятная и неудобная черта его личности. Был он удивительно безрассудным расточителем, и доставшееся ему неплохое наследство растратил очень быстро, поставив свою семью в сложное положение.

Триумфом его был в 1763 году праздник-маскарад «Торжествующая Минерва», посвященный коронации Екатерины II. Этот праздник с великой пышностью и отменным вкусом подготовил Сумароков вместе с поэтом Михаилом Херасковым и актером, основоположником русской театральной школы, Федором Волковым.

И наконец, в 1767 году получает Алексей Сумароков статус действительного статского советника и орден Святой Анны. Вот ведь как, сколько ни отмахивался он от карьеры, она буквально по пятам за ним шла.

А ведь делал буквально все, чтобы разрушить ее. И преуспел.

Неприятная манера поэта лезть во все дела, со всеми ссориться и поучать быстро надоела императрице. Да и зарвался деятель культуры. Столько казенных денег на него уже ушло, а он потребовал командировки в Европу для изучения западного театрального искусства. Цель, конечно, правильная, весьма достойная. Но вот денег он запросил на эту поездку свыше всяких государственных возможностей – 12 000 рублей.

Спокойно! Это 18 век. Для примера – приличный дом в Москве можно было купить за 600 рублей.

Нет, такой неудобный для государства человек разонравился Екатерине, и все чаще она отказывает автору в публикации его стихов на государственные средства.

А между делом умудряется Сумароков разрушить и собственную семейную жизнь. В 1766 году он ушел от жены и детей и взял в качестве гражданской жены дочь своего кучера Веру Прохорову. В этой новой семье родились еще двое детей: сын и дочь.

Но разгневанные родичи его первой жены постарались максимально испортить ему жизнь. Теща обратилась с жалобой к императрице, и Сумароков вынужден был пойти на мировую. Дело в том, что в это время скончался отец Сумарокова, и начался процесс раздела имущества. В этот процесс вмешались и родственники покойной сестры поэта и семья покинутой жены.

Пришлось поэту бежать от всех этих скандалов из Петербурга в Москву. Деньги на переселение опять-таки выделила Екатерина из государственной казны.

Но Москва не приняла поэта. Здесь испокон веку были свои традиции и свои любимцы и кумиры. Попытка Сумарокова управлять всеми театральными делами, как он делал это в Петербурге, провалилась. Поставленная в обход автора его пьеса «Синав и Трувор» была освистана публикой. В громкий скандал вмешалась и императрица, сделав неуживчивому поэту выговор.

Российскому бомонду стало ясно: бывший кумир впал в немилость. А императорская милость была таким дорогостоящим товаром, что от прогневавшего Екатерину очередного бедолаги тут же шарахались, как от прокаженного.

Для семьи Сумарокова наступили трудные времена. С большим трудом получил поэт официальный развод, выплатив бывшей семье крупную компенсацию. В 1774 году он, наконец, обвенчался с Верой Прохоровой и добился признания его детей законными.

В 1777 году его вторая жена умерла. Это было для поэта страшным ударом, от которого он долго не мог оправиться.

Почти ослепший, в глубокой депрессии он остается буквально без крыши над головой: дом и имущество описано за долги. Детей его от нищеты спасла племянница жены Елена Гавриловна. Она вышла замуж за старого, всеми преданного и покинутого поэта, чтобы поддержать его.

Умер он через полгода после смерти своей любимой Веры. Похоронили его в Донском монастыре московские актеры за свой счет.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.