Студент Сорбонны Николай Гумилев

Страницы краткой жизни 

Итак, в конце 1905 года Николай Гумилев смог по праву назвать себя поэтом. Вышел первый его сборник «Конквистадоры», и сам великий и ужасный Валерий Брюсов его разбранил в пух и прах. Но потом в своей критической статье отечески погладил по голове: работай, мальчик, дальше.
Первый свой авторский экземпляр дебютант отправил лучшему на тот момент другу, Андрею Горенко, брату прекрасной и загадочной Ани.
А Ане, которой были посвящены несколько стихов этого сборника, Гумилев даже не написал — поссорились.
Начался 1906 год, выпускной. Но гимназические успехи Гумилева уже не волновали. Он и не готовился к экзаменам, сдал их, как пришлось!
Гораздо важнее для юного поэта было приглашение Валерия Брюсова сотрудничать в журнале «Весы», том самом, загадочном и скандальном глашатае нового символического искусства. Это было уже признание.
Начиналась новая эпоха в жизни Николая Гумилева, эпоха путешествий и приключений. Целых пять лет предстояло ему пробыть вдали от родины в Париже, в Сорбонне. Из Парижа он все эти пять лет исправно присылал Валерию Брюсову письма со своими новыми стихами. И благоговейно принимал критику, исправлял, переписывал, оттачивал, следуя рекомендациям великого своего учителя, и не замечая, что давно уже его перерос.
В Париже он снял маленькую комнату. Мать присылала ему по 100 рублей в месяц, и он ухитрялся на них жить в условиях жесточайшей экономии. Он учил, воспитывал и перевоспитывал сам себя, прививая любовь к порядку, планированию и аккуратности. И все это во имя высшей их свобод — свободы от случайностей.
Много читал. Перечитывал снова и снова Пушкина. Увлекся Карамзиным. Переболел философией Ницше.
И не прошел мимо повального увлечения оккультизмом. Ему нужен был путь в глубь себя, как путь конквистадорам к новым землям. Но вскоре он разочаровался в этих мудреных науках. Поэзия оказалась способной на большее.
В конце 1906 возобновилась его переписка с Анной Горенко и уже не прерывалась до самого его возвращения на родину.
Но эти письма не сохранились. В апреле 1910 года молодые супруги Николай Гумилев и Анна Ахматова эти письма сожгли.
По рекомендации Брюсова попробовал познакомиться с Дмитрием Мережковским и Зинаидой Гиппиус, жившими тогда в Париже. Они его приняли, но откровенно высмеяли.
Несколько лет спустя Гумилев «отомстил». На одном из литературных вечеров в Петербурге к нему, уже известному российскому поэту, без конца подходила Зинаида Гиппиус и пыталась вовлечь в разговор. А он упорно делал вид, что не узнает ее.

Добавить комментарий