Мария Тверская

Страна Московия

Судьба этой русской женщины до сих пор представляет для исследователей загадку.

Известно о ней немного, в основном из Тверской и Никаноровской летописей конца XV – начала XVI века. Что мы можем узнать из этих источников?

В 1425 году. Когда прошла волной по всей Европе эпидемия чумы, не пощадила она и русские княжества, хоть и в меньшей мере, чем западно-европейские. Умер тогда московский князь Симеон Гордый, умерли и три великих Тверских князя: Иван Михайлович, Александр Иванович и Юрий Александрович. Так пришел в Твери к власти князь Борис Александрович.

Близким другом его был московский князь Василий II. Друзья поддерживали друг друга в междоусобной борьбе и не раз спасали от беды. Так Борис Тверской дал приют семье Василия II, когда пришлось ему спасаться бегством из Москвы от войска звенигородских князей. Он же, Борис Тверской, поддерживает князя своим войском в походе на Новгород в 1440 году.

Был женат Борис Тверской с 1403 года на стародубской княжне Анастасии, дочери литовского удельного князя, состоящего на службе в Москве. Здесь же, в Москве, и воспитывалась княжна Анастасия. Таким образом, связи Твери с Москвой были к XV веку уже достаточно глубокие.

Точная дата рождения дочери князя Бориса и Анастасии Стародубской неизвестна, но была она немного моложе сына Василия II, княжича Ивана.

Обручить своих детей Тверской и Московский князья задумали давно. Им обоим это было выгодно. Москва в это время становится сильным княжеством, и Твери необходим был такой союзник. И Москве была необходима поддержка в междоусобной борьбе.

В начале 1447 года Василий II прятался от своего лютого врага Дмитрия Шемяки в Кирилло-Белозерском монастыре. Узнав об этом, Борис Тверской послал туда гонца и пригласил московского князя в Тверь. На этой встрече князья и порешили породниться – обручить детей. Княжичу Ивану было в то время 7 лет. Обручение состоялось 4 июля 1447 года. После этого Василий II при поддержке войска Бориса Тверского двинулся на Москву и отвоевал себе престол.

А в Твери спешно занялись приданым маленькой невесты. Шились наряды «на вырост», изготавливались богатейшие ювелирные украшения. Приданое должно было поражать своим великолепием, потому что земли в приданое за княжной Марией княжичу Ивану не доставалось. Земли Московские, в частности город Ржеву, уже подарил Василий II Борису Тверскому за помощь в завоевании Московского престола.

Подготовка приданого должна была идти несколько лет, пока не наступит уговоренный срок свадьбы. Но внезапная смерть матери Марии, княгини Анастасии в 1451 году смешала все планы. Борис Тверской не захотел далее тянуть со свадьбой и десятилетнюю Марию обвенчали с двенадцатилетним Иваном III.

Так попала маленькая княгиня под опеку свекрови и ее матери. Девочка выросла в патриархальной русской семье, воспитана была в классических традициях. Была ласкова, кротка и послушна. Поступив на дальнейшее воспитание в семью своего юного мужа, она быстро усвоила свое предназначение: рожать мужу детей, когда придет срок, и всячески украшать его домашний быт.

Рожать Мария еще никак не могла, да и муж ее был слишком юный отрок. А вот украшать маленькая Мария была мастерицей. Вышивать золотом она научилась еще в родительском доме, а в семье мужа это стало ее любимым занятием. Рано проснулся в ней настоящий художественный вкус и навык. Она не только расшивала золотом одежду мужа и всякое домашнее и церковное убранство, но и научила этому своих дворовых девушек, основала настоящую золотошвейную мастерскую.

В Государственном историческом музее в Москве хранится образец искусства юной Марии Тверской – пелена, искусно расшитая изображением богоматери Смоленской и тринадцати русских святых и великомучеников.

Но со своим мужем Мария виделась не так уж часто. Время было неспокойное. Дорого достался Василию II московский престол, а Дмитрий Шемяка по-прежнему был врагом и опасным соперником – опять собирал он силы для нового похода на Москву. Пришлось юному княжичу в свои 12-13 лет стать воином, правой рукой отца, потерявшего зрение в борьбе с врагом. Лишь после смерти Дмитрия Шемяки в 1453 году обстановка стала спокойнее.

А в 1456 году Василий II уже не взял сына в новый поход. Пора было княжичу о наследнике позаботиться – в шестнадцать лет уже вполне можно было отцом становиться. Да и Мария по княжеским меркам была уже вполне созревшей для материнства. И в 1458 году шестнадцатилетняя Мария родила сына Ивана.

Материнство юной княгини сразу изменило ее положение в государстве: как нынче принято выражаться, «стала первой леди», отодвинув на второй план свекровь. Но видимо, умницей была эта юная женщина: с врожденной чуткостью, интеллигентностью и дипломатичностью. Врага в лице свекрови она не нажила, а продолжала относиться к матери своего мужа с почтением и дочерним послушанием. Об этом вскользь упоминается в летописях. Молодая княжеская чета советовалась с матерью по многим вопросам, и Иван III даже приглашал ее на заседания боярской Думы.

Став «первой леди» Мария Тверская оказалась окруженной боярынями, ищущими ее дружбы и покровительства. Теперь она и сама могла выбирать, кого ввести в свой ближайший круг, а кого держать поодаль. И конечно, это создавало повод для интриг при дворе княгини.

И вот здесь кроется так и не разгаданная загадка. Кто же оказался тайным ее врагом?

Прошло несколько лет, а новых детей в княжеской семье не появилось. Это печалило супругов и было опасным для государства. В случае смерти наследника прямая династия Ивана Калиты прервалась бы. Мария в печали ездила по монастырям и просила помощи у святых отцов и чудотворных икон. Но это не помогло.

Среди приближенных к ней «первых дам» была Наталья, жена дьяка Алексея Полуектова. Она посоветовала Марии обратиться к знахарке и предложила свои услуги.

Но и сама-то Наталья идти к знахарке не решилась, статус ее был слишком велик. И пошла к знахарке знакомая Натальи, жена подъячего Боровлева.

Дальше события развивались так. Боровлева объявила, что для знахарского обряда нужен пояс княгини, и пояс был ей вручен. При этом неизвестно, дала ли пояс сама Мари я, или Наталья Полуектова взяла его без спроса. После знахарского обряда пояс вернули Марии.

И в ночь 22 апреля 1467 года Мария Тверская умерла.

Иван III  был в это время по делам в Коломне. Видимо, этим обстоятельствам и воспользовались преступники.

Но злодеяние тут же было обнаружено.  Труп княгини за несколько часов распух так, что при отпевании с него сползали покровы. Отравление было явным. Пояс, который побывл в руках знахарки был пропитан ядом.

Приехавший из Коломны Иван III тут же начал расследование. Три участницы преступления: Наталья Полуектова, подъячиха Боровлева и знахарка, — были схвачены и, по-видимому, казнены. Подъячий Боровлев был выслан из Москвы, но жизнь ему оставили. Он явно ничего не знал об участии жены в этой истории.

Но Полуектова и Боровлева были только невольными орудиями в этом преступлении. В любом случае убивать добрую и щедрую Марию Тверскую им было незачем. Кто-то невидимый и неразгаданный спланировал это убийство, подкупив знахарку. Но знахарка, возможно, и сама не догадывалась, что за снадобье ей вручили и каковы будут последствия. Она как профессиональный знаток ядов и всяких снадобий могла бы догадаться, что это дело тут же раскроется, и вовремя убралась бы подальше из Москвы. Скорее всего, все эти три женщины никак не хотели смерти княгине.

Кто же стоял за этими людьми, ставшими орудиями расправы с молодой женщиной? И главное, за что?

Первая версия.

В это время противостояние двух великих городов, Москвы и Твери, потихоньку сходило на нет. Все крепче были связи этих княжеств, а женитьба Ивана III на тверской княжне окончательно примирило бывших соперников. И к московскому двору потянулись родственники Марии, а Иван III по ходатайству жены оказывал им покровительство. Это обстоятельство сердило как тверских бояр, так и московских – их отодвигали в сторону. Кто-то из них мог принять решение прекратить засилье тверичей при московском дворе, не считаясь с политическими интересами княжества.

Вторая версия.

Один из сподвижников мятежного Дмитрия Шемяки, Иван Можайский, был дядей Марии Тверской. После возвращения Василия II на московский престол Иван Можайский бежал в Литву.

Теперь представим такую ситуацию. Вдруг Можайский попросил племянницу замолвить за него словечко? Вдруг Иван III из любви к жене позволит опальному боярину вернуться в Москву? А вернувшись, Можайский из благодарности расскажет князю о тех, кто участвовал в нападении на Василия II в Троице-Сергиевом монастыре, но избежал наказания. Эти скрывавшие свое участие в преступлении бояре могли решиться убрать с дороги Марию Тверскую, чтобы Иван Можайский не смог вернуться в Москву.

Эти опасения не были лишены оснований. Именно Ивану Можайскому приписывали раскрытие неких фактов, на основании которых был в 1457 году схвачен дядя Ивана III по матери, Василий Ярославич, который долгие годы был другом и союзником Василия II. Действительно ли Ивану Можайскому были известны какие-то факты, доказывающие участие Василия Ярославича в ослеплении Василия II, или был он оговорен Можайским, чтобы выслужиться перед великим Московским князем, трудно сказать. Но получить эти факты Иван III мог только через Марию Тверскую. Таким образом, бедная княгиня оказалась для московских бояр без вины виноватой.

Жизнь ее была жизнью патриархальной русской женщины, любящей и почитающей мужа, но не принимающей никакого участия в его делах. Но несмотря на это, именно благодаря Марии Тверской Тверь со временем оказалась мирно и благополучно присоединена к Московскому княжеству. Сын Марии Тверской, Иван Иванович, оказался единственным претендентом на тверской престол, потому что Тверской князь, брат Марии, Михаил Борисович был бездетен.

Вот так иногда можно решать судьбу государства – быть женой и матерью!

Text.ru - 82.24%

Продолжение цикла:  Судьба одной рукописи

 

Мария Тверская: 1 комментарий

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.