Лейб-медик императорского двора. (Н.Ф.Арендт)

 

rsh9r6tkuy-221x300

Вокруг Пушкина.4

27 января 1837 года его срочно позвали на набережную реки Мойки, в дом номер 12, где истекал кровью раненный на дуэли А.С.Пушкин. Поэт попросил сказать ему всю правду о его положении, чтобы он успел сделать все распоряжения. И эта правда прозвучала: выздоровление почти безнадежно.

Николай Федорович Арендт родился в Казани, в семье лекаря. Окончил с огромным успехов Медико-Хирургическую академию в Петербурге (ныне Военно-медицинская академия). И началась его профессиональная деятельность в должности полкового врача.

Практики ему было предоставлено достаточно! Прошел полковым врачом-хирургом войну с Наполеоном 1805-06 года. Прошел Великую Отечественную войну 1812 года до самого Парижа и окончил ее главным хирургом русских войск. Как видите, карьера головокружительная, но заработанная тяжелым трудом и высоким профессионализмом. Французские врачи, работавшие в Париже бок о бок с ним, свидетельствовали о том, что операции он проводил сложнейшие и в большинстве своем удачные.

Не забыли? Речь идет о военных ранениях начала ХIX века: не только пулевых, но и пушечных, осколочных, сабельных.

Не забыли? Еще нет анестезии, дезинфекция еще достаточно примитивная.

Ему первому в Европе удалось сделать удачную перевязку сонной артерии, о чем в научном журнале была опубликована статья.

Вернувшись после военного похода в Россию, Николай Арендт сразу стал самым востребованным и почитаемым врачом. В научных кругах ему единодушно, без экзаменов и испытаний было присвоено звание доктора медицины и хирургии. Приглашен был и к постели заболевшего Николая I. И видимо, прописанный им курс лечения был настолько успешен, что получил Арендт должность лейб-медика.

Почему нам так важно об этом знать.

Спустя много лет после смерти поэта, в 1899 году, когда отмечался всей Россией его столетний юбилей, на волне сетований на тему «кто виноват» вдруг поднялись обвинения в адрес Николая Арендта. Несколько врачей, разбирая ход лечения, увидели ряд с их точки зрения грубых ошибок, которые могли привести к смерти раненого. Досталось покойному Николаю Арендту даже за нарушение клятвы Гиппократа: он не должен был говорить Пушкину правды о его состоянии.

Споры об этом не утихали в течение всего ХХ века. Но сошлись уже в нашем веке, с учетом новых знаний, на том, что ошибок Николай Арендт не совершил. Он сделал все, что мог сделать  врач XIX века для своего пациента.

В 1926 году полубезумный поэт Андрей Соболь выстрелил себе в живот на Тверском бульваре у памятника Пушкину. Ранение было очень похожим. Госпитализирован был сразу. Цивилизованная медицина ХХ века сделала все, что было возможно, но тоже не спасла.

Продолжение цикла: «Что затуманилась, зоренька ясная?»

Лейб-медик императорского двора. (Н.Ф.Арендт): 2 комментария

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.