Из Питера в Кефалонию

dsc05650

Две недели в Кефалонии 1

Остров Кефалония на карте похож на плывущую лягушку. Плывет она с севера на юг по Ионическому морю. Передние лапки под брюшко подтянула, правая задняя лапа согнута. А левая… оторвалась. Ну, бывает! Эта оторванная левая лапка — легендарная Итака. Та самая, Одиссеева! Этот остров совсем рядом с Кефалонией.

kefallonia

Путь наш на Кефалонию лежал через Афины.

Сначала из холодного туманного Питера мы добрались до дождливой Москвы. Пробежались под дождем от вокзала до метро, доехали до Павелецкой, а там на аэроэкспрессе до Домодедово.

Лечу на самолете в первый раз в жизни.

Вообще-то высоты я очень боюсь. Со своего 15 этажа не могу с балкона вниз посмотреть — голова кружится!

А вот на самолете этого ощущения чудовищной высоты не было совершенно! Очень долго летели в облаках. Забавно. Будто стоим на месте, чуть покачиваясь. Облака такие сплошные, что иногда скрывают  даже крыло самолета. Потом поднялись выше и полетели над огромными снежными полями. Славные такие наши северные сугробики совсем рядышком, как дома из окна!

Потом в сугробах стали появляться голубые лужицы с какими-то кисельными разводами. Только потом сообразила, что эти разводы — земля где-то там внизу.

Весь полет занял три с половиной часа. И вот мы в Афинском аэропорту. Как будто и не улетали из Москвы. Только народ более загорелый.

И пейзаж за огромными прозрачными стенами странный. Огромное поле, и по его краю в жаркой молочно-голубой дымке треугольники гор с нежно-малиновыми ущельями.

Пришлось подождать часок еще самолета, чтобы перелететь с материка на остров Кефалонию. Пока ждали этого самолета начало вечереть, и горы на горизонте изменились. Были они голубые с розовыми прожилками. Стали сиреневыми с зеленью. Красиво!

luna

Пока полчаса летели из Афин в Кефалонию, солнце село. Спустились уже в чудесных лиловых сумерках. Там такие сумерки — все затягивает сиреневой дымкой.

Сын мне, улыбаясь сказал: — А там море! И махнул куда-то в лиловый сумрак за моей спиной. Я поверила на слово.

Пока дети получали забронированную заранее автомашину, стало совсем темно! Скажу сразу, без машины в Кефалонии жить невозможно! Теоретически там существуют рейсовые автобусы. Даже есть таблички с их расписаниями. Говорят, что их даже кто-то видел. Но расписание существует само по себе, а автобусы живут своей жизнью.

На этом острове всем управляют такси и таксисты. Без них из аэропорта не добраться никуда, если у вас нет машины.

Площадь острова кажется на первый взгляд небольшой! Должен бы, судя по карте, поместиться в пределах Санкт-Петербурга. Ан нет! В том-то и штука, что существует он в пространстве, а не на плоскости. Не двумерный, как наш низинный, равнинный Питер, а трехмерный. И к любой части острова дорога лежит через горы по головокружительным серпантинным дорогам. В общем, пешком не доберешься!

Ехали мы к городку Скала, где забронирован был наш отель, уже прекрасной лунной ночью. Ехали более часа, то взбираясь далеко к черному небу, то спускаясь в долины. И тогда просто погружались в незнакомые ароматы. Удивительный густой букет, хоть ложкой кушай. То мелькнет вдруг знакомая нотка, напоминающая о любимых наших мясных приправах, то какие-то иные, странные, но очень вкусные ароматы заклубятся!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

А потом опять в горы, через маленькие игрушечные городки. Чудные домики с террасами, колоннами, резными балкончиками, и цветы, так и горящие в темноте, и темная зелень. И опять в горы вдоль берега. И яркая круглая луна в лицо, и серебристая ртутная дорожка на темном море там, глубоко внизу.

В Скале еще постояли на самом берегу в темноте, пока дети искали наш отель. Море дышало совсем рядом: вдох-выдох, сонно так, добродушно! Его не было видно в туманной темноте, но хотелось погладить  по мохнатой головушке.

Еще немного пришлось постоять у калитки отеля, пока нашли хозяйку, которая пустила нас в нашу комнату. Сидели на каменной ограде — тихая теплая ночь и одуряющий запах жасмина.

Наконец издалека послышался пронзительный голос нашей хозяйки, она со смехом объясняла что-то по-английски нашим детям. В темноте она показалась мне негритянкой с белыми волосами. Нет, не негритянка — просто загорелая до кофейного цвета.

Ну вот, наконец-то в номере. И спать!

Продолжение следует

Из Питера в Кефалонию: 1 комментарий

Добавить комментарий