Фильм «Гармонь» 1934 год

Забытые фильмы

1934 год. Едва освоив процесс синхронизации звука с изображением, молодое советское киноискусство в полном восторге от открывшихся возможностей начинает создавать экранные мюзиклы.

Вот чего не могло позволить себе немое кино!

Такой многогранный жанр, где есть и легкая приятная музыка, и веселая песенка, и зажигательный танец. А между делом можно и полезные для воспитания зрителя диалоги вставить. И с этого 1934 года наш советский кинематограф всегда был переполнен мюзиклами разного качества. Что-то было забыто сразу, что-то осталось классикой.

И началось все с нынешней классики, с «Веселых ребят» Г.Александрова, со звездным дуэтом Орловой и Утесова. Забавный, дерзкий, легкомысленный.

Но в 1934 году появился на советских экранах еще один мюзикл, тоже первый в своем жанре, «деревенском». Фильм назывался «Гармонь».

Забыт этот фильм сейчас накрепко. И нельзя сказать, чтобы незаслуженно. И сценарий, довольно беспомощный, по бесталанной поэме бесталанного поэта Александра Жарова. Уж не он ли послужил для Михаила Булгакова прототипом поэта Ивана Бездомного в «Мастере и Маргарите»? Жаров — автор стихов старой пионерской песни «Взвейтесь кострами, синие ночи». А о поэзии Ивана Бездомного в романе вскользь упомянуто, что там сплошные «взвейтесь и развейтесь».

И музыка для этого жанра довольно вялая. Послушать можно — но петь ее не тянет.

Но несмотря на чудовищную наивность и притянутость сюжета, несмотря на плохие стихи, что-то в этом фильме есть! Некая природность и стихийность.

И в изображении советской колхозной деревни нет лакированного лубка, как в кинокомедиях Пырьева.

Да и некая занозистая правда стоит за этим убогим сюжетом. Второй план, который поднимает совершенно общие для всех времен проблемы — превращение человека в государственную машину, утрата человеческой души.

Итак сюжет, вкратце, такой.

Живет в колхозной деревне гармонист Тимошка, общий любимец. Играет его обаятельный актер Петр Савин, с таким славным простым русским лицом и лучезарной улыбкой.

Тимошка не только на гармошке играет, он еще и работник хороший. Трудодни на поле зарабатывает — косит хлеб. А где же тракторы, комбайны? А вот нет их в этой картине! Еще не добралась такая цивилизация в советские колхозы.

Любит наш Тимошка красавицу Марусю!

Вот уж и впрямь русская красавица! Чудное личико, своим капризным носиком и круглыми глазами напоминающее матрешку!

Это одна из первых ролей в кино советской киноактрисы Зои Федоровой. Ее артистическая карьера в самом начале была перечеркнута несколькими десятилетиями сталинких лагерей. Вернулась она в кино только в 50 х годах забавной вострушкой-бабушкой.

А начинается фильм с прелестной сцены просыпающейся колхозной деревни. Девицы-красавицы идут целой шеренгой по деревенской улице.

А вот и враг. Это тоже главный герой фильма, кулацкий сын, вернувшийся из ссылки. Играет его ярко, броско, в плакатном стиле немого кино, режиссер фильма Игорь Савченко. И сразу расставляет будущие вешки сюжета — это классовый враг, с которым предстоит борьба. Вот только развиваться эта борьба будет нестандартным путем!

Бросают девушки противного кулацкого сынка и бегут к гармонисту Тимошке. Чтобы вместе, под гармонь идти на поле. А там, как всегда, трудовой героизм.  Вся колхозная бригада уже за общим столом ужинает за обе щеки, а Тимошка с Марусей все еще на поле! Никак им от работы не оторваться. Тем более, что рядом, бок о бок!

А после работы можно и поплясать всем колхозом. И тут же круг собрался.

Обратите внимание, как чудесно сыгран Зоей Федоровой этот танец. Как она поначалу застенчиво, небрежно, слегка неуклюже начинает двигаться под общим вниманием. И как потом входит в ритм и чувствует себя королевой.

И обратите внимание, насколько живой этот танец, не лубочный, не концертный.

Но вот подкрадывается беда, откуда не ждали! За хорошую работу избран Тимошка и в сельсовет и в секретари комсомольской ячейки.

Ох как счастлив наш гармонист, как он теперь готов на новые подвиги. Очень иронично изображена в фильме его прочувствованная речь!

Вот так раз! Был гармонист Тимошка, а стал Тимофей Васильевич Дудин, государственный человек. Что ж теперь будет?

И начинается напряженная внутренняя борьба человека и бюрократа. В которой побеждает бюрократ. И побежденная гармошка не просто забыта под столом. Тимофей ее … уничтожает, как класс! Ого!  Не слишком ли смело для 1934 года?

К счастью, не расстреливает и не ссылает в Сибирь, а просто зарывает в сарае в сено.

Ох, какая тоска приходит в колхоз.

Поссорились Маруся с Тимофеем из-за его проснувшегося бюрократического статуса.  Страдают оба,  обрывают целые охапки ромашек, и все выходит у обоих — к черту пошлет!

Некому больше играть на Тимошкиной гармошке. И забавная выразительная сцена всеобщей скуки. И комичные попытки девушек петь без аккомпанемента.

А тем временем враг не дремлет. У него своя гармошка есть. И заводят кулацкие сынки свои злые тоскливые песни. А потом начинают приставать к собравшимся девушкам, которые сбежались на гармошку.

Едва отбившаяся от кулаков Маруся прибегает к Тимошке, который занят в это время плакатами. Только в этот момент понимает наш герой, что, занимаясь своей ответственной государственной работой, он прозевал врага.

И начинается великолепная сцена сражения … двух гармошек, кулацкой и советской.  Конечно, мы знаем заранее, кто тут победит! Но все равно радостно!

И в музыке решено это довольно интересно. Пожалуй, самое удачное музыкальное место в этом фильме.

В принципе, на этом фильм можно было бы и закончить. Но кулацкий сын предпринимает еще и неудачную попытку навредить колхозу. Вот как обидела его победа Тимошки в этом музыкальном соревновании. Но эта террористическая акция какая-то совсем хилая и беспомощная. Просто разбрасывает кулак один из стогов, а когда застают его за этим занятием, удирает с поля, как заяц.

Ну и конечно в финале общее ликование.

Вот так незатейливо, наивно, но и философски поднят вопрос о месте искусства в жизни общества.

 

 

Добавить комментарий