Божественный Август

195541a33b-260x300

Окно в античный мир

В этой внезапности перерождения римской республики в Римскую империю есть на первый взгляд что-то странное!

Древних славян только ленивый не лягнул за мифического воеводу Гостомысла, призвавшего зачем-то варяжских кунингов управлять вольнолюбивыми славянами. Так, глядишь, прожили бы мы в полной демократии десяток веков.

Как же произошло это перерождение республики в монархию?

Тут надо учитывать, что империя и монархия — это были изначально разные понятия.

Титул императора первым принял Юлий Цезарь. И звание это давалось великим полководцам республики. Император в этом первоначальном значении слова был все же первым среди равных.

Это соотносилось с религиозно-философской системой античности. Править смертным человеческим родом могли только бессмертные боги. А люди были созданы ими совершенно равными.

Поэтому когда Цезарь к концу своего недолгого правления взял в руки всю полноту власти, подмяв под себя Сенат, появились первые робкие попытки объяснения его поведения особым его божественным происхождением его рода Юлиев — от Венеры.

По-видимому, эти попытки никого не убедили, и Цезарь был убит сторонниками республики.

Его внучатый племянник Гай Юлий Цезарь Октавиан, получив в свои руки власть, умно и расчетливо подготовил почву для своего единоличного правления. Проделанная работа сделала бы честь любой нынешней пиар компании.

Первое, что сделал Октавиан, торжественно отказался от роли диктатора, вернув Риму республиканское правление. И не прогадал! Растроганный Сенат объявил Октавиана Августом, то есть священным, высоким. Этот эпитет в древнеримской культуре принадлежал прежде только божествам. Назван Октавиан был также «отцом отечества» и, конечно, императором. Так как Октавиан настаивал на своей чисто военной руководящей деятельности.

Первые его деяния на новом поприще были настолько продуманы и полезны республике, что в короткое время был наведен порядок и мир. А так как навести порядок и мир в стране, измученной войнами, было невозможно без военной силы, то постепенно военная власть стала единственной реальной властью. Но все это по-прежнему было на благо республики. И Август быстро стал республиканским любимцем. Его неоднократно выбирают в консулы, ему дано пожизненное право трибуна. А как трибун, представитель плебса, он мог от имени народа налагать вето на любые неугодные ему кандидатуры.

Вот так, исподволь, сквозь военную республику — империю, прорастала будущая монархия.

Август осознавал всю шаткость своего двойственного положения, очень боялся переступить грань, как это сделал Цезарь. И вообще очень боялся своего народа.

На ответственные заседания Сената, связанные с перемещением кандидатур, он приходил с оружием, спрятанным под одеждой.

Надежная охрана не подпускала к нему сенаторов, не обыскав их предварительно. А выезжал и въезжал в Рим Август исключительно втайне, по ночам, объясняя это своей демократичностью и нелюбовью к торжественным встречам.

А «пиар-компания» продолжала работать над имиджем Августа. И на редкость умно и изощренно.

Для начала был создан культ Цезаря. Пущены в народ легенды о всяких чудесах, связанных с его кончиной: вспышках света, одиноких птицах, огненных людях. Обожествленному Цезарю была воздвигнута колонна и тут же стала настоящим алтарем, где приносились жертвы и давались клятвы.

Следующим шагом было, конечно, объявить себя, как приемного сына Цезаря, «сыном бога». А сыну бога нужно достойное рождение. Сюжет был разработан такой. Мать Октавиана, Атия, пришла когда-то на поклонение в храм Аполлона. Так как богослужение в римских храмах было делом очень продолжительным, то богомольцы частенько располагались на ночлег тут же, в храме. Особенно это было удобно знатным людям, которые могли заночевать прямо в своих носилках.

И вот под покровом ночи в носилки Атии пробралась змея. Конечно, это был Аполлон, повелитель змей.

Через девять месяцев у богомольной Атии родился ребенок, конечно, от змея-Аполлона.

В последние годы прошлой эры культ Августа, как настоящего бога, рос и укреплялся. Развилось поклонение статуям императора, всенародного празднования дня его рождения. Его изображение несли теперь на всех праздниках, посвященным другим божествам.

Таким образом, умно и ловко республиканскому Риму помогли радостно стать монархией на веки вечные.

Продолжение цикла: «Профсоюзы Древнего Рима

Божественный Август: 3 комментария

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.