Размышления о вдохновении, или Руки просятся к перу…

Размышления

Начинающим писателям и поэтам свойственно преувеличивать значение собственного вдохновения.

И тут, мне думается, Александр Сергеевич Пушкин своей блестящей строкой великий соблазн в этот мир бросил, когда написал в «Медном Всаднике»: «И руки просятся к перу, перо к бумаге. Минута — и стихи свободно потекут!»

Из этого у народа сложилось странное представление о том, что если руки к перу потянулись, то дело уже в шляпе. То что там потечет, то уже и поэзия! Прилетела Муза, крылышками помахала — и вот вам шедевр. И вообще, руки прочь от моего святого искусства!

И ведь ссылаются при этом на Пушкина, который якобы так и творил: настрочил — опубликовал, настрочил — опубликовал! А все эти работы над словом только для тех, у кого вдохновения нет, над ними Муза не порхает!

В качестве примера того, как работал Пушкин могу показать вот такую картинку. Это лист рукописи «Евгения Онегина». Как видите, не так-то уж и легко текли эти стихи!

Еще пример прочитает сейчас вам Петр Дубинский. Это отрывок из поэмы Пушкина «Домик в Коломне».

Как видите, кроме вдохновения в работе Пушкина еще участвовал и истинный профессионализм, то есть умение использовать инструменты.

Так что значение вдохновения преувеличивать не надо. И тут хотелось бы сказать несколько слов о природе вдохновения. Что это за чудо-юдо такое!

Мы с вами не раз говорили о том, как работают наши полушария мозга, правое и левое. Работа у них совершенно разная, и выполняют они ее по-разному и с разной скоростью.

Правое полушарие работает образами, мгновенными озарениями, черпает их из каких-то высших сфер, куда имеет доступ. То есть, считайте, с Музой на прямой связи.

А вот левое полушарие у нас воплощает в реальном земном времени и пространстве, придает образу некую материальную форму, которую могут воспринимать окружающие. Это форма букв и звуков, если речь идет о литературе.

Работает левое полушарие как компьютор: человек загружает программу: найти словесное выражение того образа, которое промелькнуло в правом полушарии. И левое полушарие добросовестно берется за работу: перебирает огромное количество имеющихся в необъятном хранилище памяти вариантов.

Вот если эти два процесса в правом и левом полушарии происходят более или менее синхронно, то вот оно вам, вдохновение, и стихи свободно потекут. Но это бывает очень редко, потому что изначально скорость работы правого и левого полушария совершенно несоизмеримы. Правое работает вспышками, левое в определенное по протяженности земное время.

И вот чтобы успеть за этими всполохами правого полушария, левое ВСЕГДА выбирает наиболее простой, удобный и быстрый путь. Хватает то, что рядом лежит, наиболее примитивное, часто употребляющееся, отштампованное, и поэтому хорошо застрявшее в памяти.

Помните, у Ильфа и Петрова чудесный момент, когда влюбленный Остап Бендер всю ночь сочиняет стих: «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты!», и только к утру вспоминает, что Пушкин это уже написал.

Вот такую свинью нам все время норовит подложить левое полушарие. И не его в этом вина, оно хочет, как лучше!

Как все это обычно происходит, я изобразила в юмореске «Муки графомана», где правое и левое полушарие пытаются вместе творить стих.

И лишь путем длительных тренировок и натаскиваний левое полушарие постепенно осваивает новые для себя процессы поиска нестандартных решений.

И если поразмышлять над всей этой ситуацией, становится понятно, что у Пушкина над этим свободным течением стиха, как только руки попросятся к перу, лежит огромная, напряженная, многолетняя работа по тренировке левого полушария на поиск единственно верного, точного, яркого, живого слова. Того слова, на которое отзовется читатель.

Добавить комментарий