Размышления о вдохновении, или Руки просятся к перу…

Размышления

Начинающим писателям и поэтам свойственно преувеличивать значение собственного вдохновения.

И тут, мне думается, Александр Сергеевич Пушкин своей блестящей строкой великий соблазн в этот мир бросил, когда написал в «Медном Всаднике»: «И руки просятся к перу, перо к бумаге. Минута — и стихи свободно потекут!»

Из этого у народа сложилось странное представление о том, что если руки к перу потянулись, то дело уже в шляпе. То что там потечет, то уже и поэзия! Прилетела Муза, крылышками помахала — и вот вам шедевр. И вообще, руки прочь от моего святого искусства!

И ведь ссылаются при этом на Пушкина, который якобы так и творил: настрочил — опубликовал, настрочил — опубликовал! А все эти работы над словом только для тех, у кого вдохновения нет, над ними Муза не порхает!

В качестве примера того, как работал Пушкин могу показать вот такую картинку. Это лист рукописи «Евгения Онегина». Как видите, не так-то уж и легко текли эти стихи!

Еще пример прочитает сейчас вам Петр Дубинский. Это отрывок из поэмы Пушкина «Домик в Коломне».

Как видите, кроме вдохновения в работе Пушкина еще участвовал и истинный профессионализм, то есть умение использовать инструменты.

Так что значение вдохновения преувеличивать не надо. И тут хотелось бы сказать несколько слов о природе вдохновения. Что это за чудо-юдо такое!

Мы с вами не раз говорили о том, как работают наши полушария мозга, правое и левое. Работа у них совершенно разная, и выполняют они ее по-разному и с разной скоростью.

Правое полушарие работает образами, мгновенными озарениями, черпает их из каких-то высших сфер, куда имеет доступ. То есть, считайте, с Музой на прямой связи.

А вот левое полушарие у нас воплощает в реальном земном времени и пространстве, придает образу некую материальную форму, которую могут воспринимать окружающие. Это форма букв и звуков, если речь идет о литературе.

Работает левое полушарие как компьютор: человек загружает программу: найти словесное выражение того образа, которое промелькнуло в правом полушарии. И левое полушарие добросовестно берется за работу: перебирает огромное количество имеющихся в необъятном хранилище памяти вариантов.

Вот если эти два процесса в правом и левом полушарии происходят более или менее синхронно, то вот оно вам, вдохновение, и стихи свободно потекут. Но это бывает очень редко, потому что изначально скорость работы правого и левого полушария совершенно несоизмеримы. Правое работает вспышками, левое в определенное по протяженности земное время.

И вот чтобы успеть за этими всполохами правого полушария, левое ВСЕГДА выбирает наиболее простой, удобный и быстрый путь. Хватает то, что рядом лежит, наиболее примитивное, часто употребляющееся, отштампованное, и поэтому хорошо застрявшее в памяти.

Помните, у Ильфа и Петрова чудесный момент, когда влюбленный Остап Бендер всю ночь сочиняет стих: «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты!», и только к утру вспоминает, что Пушкин это уже написал.

Вот такую свинью нам все время норовит подложить левое полушарие. И не его в этом вина, оно хочет, как лучше!

Как все это обычно происходит, я изобразила в юмореске «Муки графомана», где правое и левое полушарие пытаются вместе творить стих.

И лишь путем длительных тренировок и натаскиваний левое полушарие постепенно осваивает новые для себя процессы поиска нестандартных решений.

И если поразмышлять над всей этой ситуацией, становится понятно, что у Пушкина над этим свободным течением стиха, как только руки попросятся к перу, лежит огромная, напряженная, многолетняя работа по тренировке левого полушария на поиск единственно верного, точного, яркого, живого слова. Того слова, на которое отзовется читатель.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.