От Ново-Каменного до Ипподромного

Острова моего города

Мы продолжаем путешествие по той части Петербурга, причем достаточно центрального Петербурга, куда не забредают никакие туристы. Даже китайские!

Оно и понятно. Смотреть тут практические не на что. Да и местами просто неприятно – депрессивные места.

Особая аура здесь. Кажется, этот канал рекордсмен по количеству желающих в нем утопиться буквально с самого начала его создания. И это несмотря на то, что места эти были далеко не безлюдные и невероятно грязные.

Изначально этот канал был задуман как источник чистой питьевой воды для постепенно осваиваемых окрестностей Петербурга. Но тут же жизнь внесла свои поправки. Поскольку был он довольно глубок и широк, его тут же начали использовать в судоходных целях и для сплава древесины для беспрестанно строящегося города.

А к 30-м годам 19 века граница города как раз достигла канала. Тогда он, ранее Загородный, стал Обводным. Как карандашом обвел южные контуры города. И здесь, на окраинах, тут же выросли многочисленные производственные помещения для нужд богатой и требовательной столицы. А заводам и фабрикам куда сливать отработанные отходы? Ну, понятно куда, в канал!

Вот такую картину до сих пор можно видеть на западном конце канала, в точке соединения с рекой Екатерингофкой. Льются в нее желтые потоки Обводного, и это несмотря на наше цивилизованное время.

Долгие десятилетия двадцатого века практически ничего не менялось в облике Обводного, только росли один за другим одинаковые пешеходные чугунные мостики. А мрачные фабричные стены столетней давности были все теми же. И лишь в нашем XXI веке эти пространства начали осваиваться, реконструироваться и с каждым годом приобретают все более цивилизованный вид.

Сейчас пройдемся мы по набережной от моста к мосту.

Итак, начинаем путь от Ново-Каменного моста. Наш путь лежит на запад.

Здесь можно познакомиться с любимой архитектурой середины 50-х годов. Когда сталинское барокко уже стало не актуально, да и жизнь требовала скорее расселить людей из многокомнатных коммуналок в отдельное жилье. Пусть страшненькое, но свое. Вот такие коробки и выросли тогда на Петербургских окраинах.

Да и то сказать, зачем советскому человеку излишества? Была бы крыша над головой. А рядом с этими коробками доходные дома начала ХХ века. На них немного глаз отдыхает, хоть, конечно, это было жилье эконом-класса. Кто, кроме городской бедноты, будет селиться в таком глухом месте Питера?

 

 

Первая улица, которая встретится нам на пути, — Воронежская. Свое название она получила в 50-е годы 19 века, когда  шла активная застройка этого района и появились первые горожане-поселенцы. Тогда улицам в районе Обводного канала решено было дать имена русских губернских городов городов. Раньше эта улица называлась просто Средней. Почему средней? Потому что затерялась между двумя достаточно крупными – Лиговским проспектом и Боровой улицей.

Интересна эта Воронежская улица, пожалуй, только тем, что ей не досталось моста. А так и напрашивается. Она перерезана Обводным каналом пополам. Упирается на правом берегу в Обводный канал и продолжается на левом берегу до Расстанной улицы. Следовало бы дать ей на левом берегу другое название, но, видимо, поленились.

Следуем дальше по набережной и подходим к Боровой улице. Старое название, оставшееся с 18 века. Когда-то здесь был бор, и проходила по нему песчаная дорога из окрестных деревень, дальше вливавшаяся в Новгородский тракт – на его месте сейчас Лиговский проспект. Дорога эта так и называлась – Песчаная или Песочная. Но в самом конце 18 века, когда осваивались дачные места в районе Лиговки, там появилась еще одна Песочная улица. И тогда путь, выходящий на строящийся Обводный канал, получил название Боровой улицы.

Через Обводный канал перекинут здесь Боровой мост.

В конце 70х- годов 19 века на берегу Обводного канала была построена Новая бумагопрядильная фабрика. Набирались на работу жители окрестных деревень. А поскольку все деревни располагались за Обводным каналом, то встала необходимость построить здесь мост. И в 1881-1882 году он был построен, деревянный, на скорую руку и при минимуме вложений – на средства хозяев фабрики. И назывался он тогда Андреевским. Но скоро был переименован в Боровой по имени улицы, частью которой он является.

Уже через семь лет его пришлось перестраивать совершенно по-новому. Теперь стал он довольно широкий, крепкий, пятипролетный. Стоял на высоких свайных опорах и совмещал в себе разные системы конструкций, что было редкостью для того времени.

Простоял этот деревянный мост достаточно долго, до осени 1941 года, когда разрушила его немецкая авиабомба. Но был этот мост так необходим городу, что пришлось восстанавливать его сразу, буквально под обстрелом. И в таком виде он продержался еще двадцать лет.

Наконец, в 1960-61 годах институт  «Ленгипроинжпроект» разработал серию проектов новых мостов через Обводный канал. И стал новый Боровой мост одним из целой серии железобетонных мостов-близнецов.

Движемся дальше по набережной. На крутом повороте канала в набережную втекает под косым углом улица Константина Заслонова, довольно длинная, упирающаяся восточным концом в Разъезжую, рядом с Лиговским проспектом.

Жил в начале 19 века на окраине Петербурга отставной поручик И.Глазов. И открыл он в этой активно стоящейся части города самое важное для рабочего человека учреждение – питейный дом. Это учреждение тотчас стало весьма популярным местом для всей окрестности, и благодарные жители много десятилетий спустя называли улицу, на которой стоял питейный дом, Глазовской или Глазовой.

От той рабочей улицы, конечно, уже ничего не осталось. Застроена она была в конце 19 века доходными домами, исчезло и питейное учреждение. А название сменилось лишь в 1952 году – получило имя героя войны, белорусского партизана.

В этих местах на набережной Обводного канала можно полюбоваться монументальными бизнес-центрами постсоветской эпохи. Если уж очень хочется чем-то полюбоваться!..

Учреждения, деловые центры, хрущовки и брежневки тянутся здесь до Ипподромного моста.

Интересное название?

Всем питерцам с детских лет известна Пионерская площадь, на которой стоит любимый театр ТЮЗ. С Петровских времен в этой части петербургских окрестностей располагался Семеновский полк. Целый военный городок с улочками, застроенными солдатскими казармами и офицерскими домами. А площадь была Семеновским плацем, на котором проводились учения.

В 19 веке, когда граница города пролегла по Обводном каналу, солдатский городок был передвинут дальше. А плац, хорошо утоптанный в течение целого века, стал ипподромом.

Да-да, именно здесь Вронский плакал над телом загнанной им любимой лошади, а Анна Каренина рыдала в ложе, не зная, жив ли Вронский после падения.

Ипподром существовал долго, благополучно пережил революцию, и был разрушен только в блокаду.

Улица, по которой можно было легко проехаться с ипподрома через Обводный канал на зеленые лужки, конечно, была названа Ипподромной. С позднейшими застройками эта улица исчезла, остался только Подъездной переулок, бывшая 5-я улица Семеновского полка. Она и взяла на себя функции застроенной Ипподромной улицы.

Улица исчезла, а мост, который был ее продолжением, остался.

Существовал он с Петровских времен, скромный, деревянный. Использовался, конечно, очень активно, но видимо, руками солдат вовремя ремонтировался.

И только в 80-х годах 19 века пришла пора его полностью перестроить. Мост стал железобетонным, и сохранился в этом виде до сих пор.

Только четыре фонаря на устоях моста почему-то в 2000 году убрали, да так и не поставили новые.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.