Калиграмма, он же графический стих, он же фигурный стих

Слагаемые стиха

Такое возможно? А зачем?

Два вопроса, которые неизбежно преследуют неискушенного читателя, впервые столкнувшегося с такой формой стиха. А такое бывает? А это все зачем?

Создавать стих с соблюдением всех канонов стихосложения: рифмы, метра, ритма. Всего, кроме количества слогов в строке. Оно подчинено графическому рисунку стиха. Да при этом еще и о содержании надо позаботиться?

И зачем нужны эти фокусы?

Фигурный стих – тоже гость средневековья, как и рондо, и триолет. Той самой эпохи, когда Европа, с грехом пополам овладев грамотностью, удивилась открывшимся возможностям. Оказывается, книга – это не только инструмент скучных монахов, вычитывающих скучные истины. Книга может быть источником эстетического наслаждения. Она может быть украшена рукописными, а позже и печатными цветными рисунками и орнаментами. Ее обложка может быть покрыта золотом и драгоценными камнями. А заглавные буквы вплетены в затейливые узоры.

К началу эпохи Ренессанса книга стала предметом роскоши, украшением дома. Вот почему и поэтический текст стремился к максимальной зрелищности.

Но это не было открытием поэтов раннего средневековья.

Известно имя древнегреческого поэта Смиммия Родосского, который остался в истории литературы практически тем, что не только писал свои стихи, но и придавал им форму, соответствующую теме. Пишет о яйце – строки записаны в форме яйца. Пишет о крыльях – записанный стих повторяет рисунок крыльев.

Да и у средневековых монахов было чему поэтам поучиться. Они искусно выписывали молитвы, акафисты, псалмы в виде крестов и иных христианских символов.

Вот перед вами, как подражание средневековью,  стихотворение забытого поэта 17 века Иоганна Гельвига в форме песочных часов. Да еще и переведенное на русский язык.

Это искусство с удовольствием переняли древнерусские книжники. И еще в 17 веке поэт уходящей древнерусской эпохи Симеон Полоцкий так писал свои вирши.

Перед вами два стихотворения Симеона Полоцкого.

     

На несколько веков это искусство в Европе было утрачено. Почему? К книгам привыкли. Исчез детский восторг перед текстом и картинками. Книга стала тем, что есть сейчас, — источником информации. А восприятию информации всякие замысловатые графические формы только вредили.

К тому же, стих с 16 века, сразу после окончания эпохи трубадуров, остался в основном звуковой формой литературы. Стихи читались в литературных салонах, вошедших в моду среди элиты. А на слух фигурность стиха никак не воспринимается.

И совершенно логично, что как только вышли из моды литературные салоны, а проза сильно потеснила поэзию в читательском восприятии, то вспомнили и о фигурном стихе.

В России еще в 18 веке поэты использовали такую форму стиха, в частности Державин и Сумароков.

Тут надо разобраться в реалиях эпохи. Елизаветинская, Екатерининская эпоха. Мода на литературные салоны еще не привилась, зато привилось другое. Поэт 18 века был работником на службе у влиятельного лица, практически пиар-менеджером. От него требовались славословия своему патрону во всех торжественных случаях. При этом сочиненная ода должна была быть прочитана автором, а потом вручена в виде красиво выписанного текста. Такой одой вполне можно было украсить стенки кабинета.

Но, как видите, такая форма стиха всегда была редкостью. И целенаправленно в этой области работали очень немногие.

Вот пример фигурного стиха поэта пушкинской эпохи Алексея Апухтина.

 

 

Вспомните «Алису в Стране чудес» Льюиса Кэррола. Сцена встречи Алису с Мышью, построенная на каламбуре. Алиса пытается выяснить, почему Мышь терпеть не может котов. В ответ Мышь вскрикивает: «Прохвост!» И начинает свою стихотворную историю, напоминающую басню «Волк и янгенок». А Алиса пытается понять, почему эта история — про хвост. При чем тут хвост? И мысленно выстраивает эту историю в форме мышиного хвоста. (Текст в переводе Н.Демуровой)

     

Но математик и философ Льюис Кэролл был известным шутником и мистификатором. Этот стих скорее пародия на фигурный. Заметьте, как лихо автор рвет на кусочки слова, чтобы они вписались в рисунок.

К концу 19 века поэзия все более стремилась к новым формам. Рвалась уйти и от абстрактности поэзиии и от конкретности прозы, искала новую абстрактность и новую конкретность.  На этой волне проснулся интерес к фигурному стиху.

Здесь надо обязательно сказать о французском поэте, работавшем в начале 20 века, Гийоме Аполлинере. В 1920 году вышел его сборник фигурных стихов под названием «Калиграмма». Это слово придумал он сам, соединив понятия «каллиграфия» и «идеограмма».

 

 

В России этой формой увлекался поэт и литературовед, исследователь средневековой поэзии Иван Рукавишников.

Его самым экзотическим формам стиха присуща высокая одухотворенность, поистине дон-кихотовская, и извечная печаль непонятого и отвергнутого своим поколением.

 

Попробовал себя в этом стиле и Валерий Брюсов.

В свое время увлекались такими формами и Семен Кирсанов, и Андрей Вознесенский.

В чем смысл работы над фигурным стихом в наше время, когда вряд ли кто-то озаботится послать любимой девушке стих  в виде сердечка? Гораздо проще найти в инете подходящую открыточку с цветами. А тут, представляете себе такой труд, надо заранее просчитать композицию:

Конечно, рисунок этот достаточно приблизительно изображает схему. Слова-то у нас разные: от односложных до гигантских, двадцатибуквенных и более. Может быть, спрограммировать количество слогов? Так ведь и слоги-то у нас тоже разные. Одиночная гласная – это тоже слог, и целый набор звуков – тоже слог, как например в слове: стро-и-тель. Вот и приходится тут, как создателю мозаичной картины, выбирать слова, которые вписались бы в рисунок. А при этом и ритм соблюсти, и рифму в конце строк.

Неужели есть еще фанаты, которые этим занимаются? Есть.

   

Создание таких стихов – это великолепный тренинг поэтической техники. Даже в том случае, если результат не будет представлять собой особого шедевра, это научит тонкой и скрупулезной отделке стиха, подобной работе ювелира.

В интернете вы найдете примеры и других работ, тоже называемых по недоразумению графическими стихами. Слов нет, красиво.  Но это работа не поэта, а искусного дизайнера. Сделать такие искусные картинки — это определенное мастерство и профессионализм, но стихи тут не причем. Можно сделать это хоть из телефонного справочника.

         

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.