История одной подделки

С тех давних пор, когда торговля произведениями искусства стала грандиозным по своим масштабом видом бизнеса, существует и до сих пор процветает связанный с ними вид мошенничества. Подделка произведений искусства. В наше время к услугам коллекционеров и исследователей целый арсенал новейших средств, позволяющих установить подлинность.

А всего сто лет назад антиквары могли рассчитывать только на твой верный глаз и многолетний опыт.

Но даже опытнейшие из них не могли быть застрахованы от ошибки.

Арнольд Вильгельм фон Боде был всемирно известным знатоком искусства, авторитет его в этой области был непререкаем. За свои заслуги перед германским искусством он был избран на должность генерального директора государственных собраний искусства. Называли его и «музейным кондотьером» и «Бисмарком музеев». Но и ему пришлось пережить досадный скандал.

В 1909 году, когда Боде был в Лондоне, ему предложили приобрести для императорского музея восковую скульптуру Флоры. Рассказывали ему, что эта скульптура несколько веков передавалась из поколения в поколение, а создал ее предположительно сам Леонардо да Винчи.

В самом деле, особая «леонардовская» улыбка статуи, некоторые характерные детали головы говорили о школе Леонардо. И Боде рискнул. Он приобрел статую за огромную сумму 150 тысяч марок. Статуя была с почетом выставлена в императорском музее в зале Итальянского Возрождения.

Но вскоре поползли странные слухи. В английских газетах появляются статьи, в которых высмеивается профессиональная некомпетентность «Бисмарка музеев», купившего подделку, выполненную в 19 веке некими Ричардом Лукасом.

Боде не обратил на это внимания — не царское дело. Предоставил вести дискуссии по этому поводу своим коллегам. Последовал ряд статей, доказывающих принадлежность статуи руке Леонардо, прекрасно аргументированных и логично выстроенных статей.

Но тут появилась еще одна убийственная публикация. Написал ее восьмидесятилетний сын того самого Ричарда Лукаса и рассказал в ней следующее. Когда автору статьи было семнадцать лет, его отец, Ричард Лукас, слепил статую со старинной картины. Как же на это должны были среагировать в Германии, облапошенной на 150 тысяч марок?

Конечно, первым же контраргументом был возраст автора! Маразм у старика, мало ли какие еще фантазии в голову придут! И как это возможно, чтобы какой-то никому не известный Лукас создал работу такого высокого качества?

В ответ появился еще один свидетель по имени Томас Уайтборн, который был в юности в мастерской Лукаса и видел скульптора, работавшего над этой «Флорой». Он дополнил сведения сына Лукаса. Эта старинная картина скульптору не принадлежала, он выполнял заказ антиквара Бьюкенена, который захотел иметь статую, копирующую картину. А картина, как вспомнилось Уайтборну, приписывалась ученику Леонардо, художнику Луини. Мало того, Томас Уйатборн назвал адрес этого антиквара Бьюкенена.

Но и возраст Уайтборна берлинских искусствоведов не убедил. Тот же самый маразм, похоже эпидемия!

Но точность информации Уайтборна открывало простор для изысканий. Англичане нашли в архивах документы, касающиеся Бьюкененов, нашли даже торговые книги антикварного магазина, где под 1846 годом была найдена картина «Флора». Дальнейшие поиски открыли и сохранившуюся литографию с этой картины. И еще один замечательный факт. В том же 1846 году картина была выставлена на аукцион и приобретена неким господином Моррисоном.

Несколько месяцев шли поиски всех возможных Моррисонов, и наконец была найдена правнучка покупателя, в доме которой висела эта картина.

Теперь каждый, даже не будучи искусствоведом с мировым именем, мог убедиться, что с статуя вылеплена именно с этой картины. И даже забавная деталь открылась: голова Флоры на картине повернута на три четверти. Поэтому зрителю видны только две розы в ее волосах. Так скульптор и вылепил — две розы, нарушив тем самым симметрию, что было никак невозможно в эпоху Ренессанса.

Но в Берлине боролись до конца! Предложена была еще одна гипотеза: все было наоборот! Не статуя написана с картины, а картина со статуи, подлинной статуи Леонардо, попавшей каким-то путем к Лукасу! А старики все за давностью лет перепутали! Ведь ясно же, что статуя очень старая: воск сильно пострадал, и руки статуи утрачены, остался только отдельный фрагмент кисти.

Но не везло берлинцам! Старик Лукас нашел в своих архивах фотографию 60-х годов 19 века, сделанную в мастерской скульптора. Стоит там себе Флора целехонькая, с обеими руками, потому что антиквар Бьюкенен, сделавший заказ, потом от него отказался, и статуя осталась в мастерской.

А дело было так, тотчас отозвались в Берлине! Лукас, заполучив эту старинную статую, постарался как мог, ее отреставрировать и отполировать. Вот она и выглядит на фотографии, как новенькая!

Но вот как же не везло берлинцам! Опять убийственный аргумент представили эти самые маразматические английские старики. Припомнил Томас Уайтборн, — ведь припомнил же! — что скульптор очень жаловался на качество воска для свечей, к которому тогда примешивался какой-то дешевый состав. Для свечей-то было бы безразлично, а вот для скульптуры плохо. Воск отслаивался и крошился.

Ага! Вот теперь за дело взялась наука химия. Даже на уровне начала ХХ века она вполне была способна выявить в образцах воска статуи ту самую примесь, которая использовалась в середине 19 века, чтобы удешевить производство свечей. Вот почему так разрушился воск всего лишь за 50 лет! А статуя при этом после смерти Лукаса была продана какому-то невежественному коллекционеру, который выставил ее на открытую террасу, под солнце и дождь. А потом совершенно разрушенная была передана хитрому антиквару, который восстановил ее насколько было возможно, с помощью реставраторов и всучил в виде статуи Леонардо «Бисмарку музеев» Бове.

Все эти исследования открыли истории доселе совершенно забытое имя скульптора Ричарда Лукаса, который был совершенно не виноват в этом мошенничестве. Он не собирался ничего подделывать. Он просто добросовестно и даже талантливо выполнил заказ.

А что же сам «музейный кондотьер» Бове? А он хранил высокомерное молчание. Все мировое искусствоведение уже убедилось в авторстве Лукаса, но в Германии никто с авторитетом Бове спорить не посмел. И до самой смерти великого германского специалиста статуя стояла в императорском музее в зале Ренессанса!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.