Греческая невеста Софья Палеолог

Страна Московия

Как началось то самое знаковое для Руси сватовство Ивана III  к наследнице византийских императоров Зое Палеолог?

Об этом сохранилось свидетельство русской летописи от 11 февраля 1469 года. В этот день к великому князю Ивану III прибыл посол из Рима по имени Юрий с письмом от кардинала. Не будем особенно придираться к передача русским летописцем чужеземных имен: как воспринял – так и передал. Так же весьма приблизительно передал летописец содержание письма — в основном, так, как желалось бы. По версии летописца говорилось там о том, что живет в Риме дочь византийского деспота Фомы Ветхословца – так перевел летописец имя «Палеолог». Зовут ее Софья – здесь впервые, еще до появления Зои Палеолог на Руси, она была названа на русский манер. Царевна Софья, как передает нам летописец,  – ревностная православная христианка. Сватались к ней заморские короли – всем отказала, ждет только православного жениха.

Письмо кардинала очень заинтересовало Ивана III. Царю нужны были дети. Всего один наследник у царя – это риск для престола. Для обсуждения такого важного вопроса он собрал настоящий совет во главе со своей матерью Марией Ярославной. Совет одобрил будущий брак. И 20 марта из Москвы в Рим было отправлено ответное посольство во главе с Иваном Фрязиным.

Джан Батиста делла Вольпе, на русской земле получивший прозвище Ивана Фрязина, был сам по себе интереснейшей личностью. Путешественник, монетных дел мастер, любитель приключений, он в свое время добрался до Москвы, принял православие, прижился, вошел в доверие к царскому двору и часто оказывал услуги переводчика. Кого ж было отправлять в Италию, как не итальянца?

Миссия на него была возложена серьезная. Надо было своими глазами увидеть царевну Зою, узнать про нее побольше и решить, годится ли она в царицы.

Ивану Фрязину царевна внушила большое уважение, а ее излишняя полнота ничуть не смутила – напротив, по русским стандартам женская полнота была значительным плюсом.

Папа и кардинал приняли русского посла с почетом, очень одобрили сватовство и условились о том, что за Зоей будет прислано боярское посольство для сопровождения невесты к жениху. А для представления царю одним из придворных художником был создан портрет царевны, к сожалению, не сохранившийся до наших дней.

Портрет был доставлен Ивану III, и Зоя с нетерпением стала ждать боярского посольства. Но ждать пришлось долго. Русская жизнь в это время была такой бурной, что времени на свадьбу у царя не было. Да и вдруг сомнения его охватили: а не ловушка ли это?  Не собирается ли враг-католик через царевну вредить православной Руси? Царь даже собрал повторно боярский совет по этому поводу. И  бояре вместе с великой княгиней Марией Ярославной подтвердили свое решение — быть сватовству.

И 16 января 1472 года посольство выехало в Рим, возглавляемое тем же Иваном Фрязиным. Прибыло посольство к новому папе Сиксту  23 мая и было принято с почетом и папой, и кардиналом, и братьями невесты. На торжественном приеме присутствовали послы нескольких итальянских городов-государств. Иван Фрязин вручил папе Сиксту верительную грамоту от Ивана III  и богатый русский подарок — шубу и семьдесят соболей.

1 июня состоялось заочное обручение невесты с  женихом в храме Святых апостолов Петра и Павла. Жениха на этом обручении представлял — догадались кто? — конечно, все тот же Иван Фрязин. Церемония была торжественной и роскошной. Собрались все представители высшего духовенства и  вся итальянская знать. Риму очень важно было проявить максимальное уважение к потенциальному союзнику в борьбе с Турцией, и на этот раз Рим закрыл глаза на разницу в вероисповедании. Православный христианин все же не магометанин.

На следующий день после обручения состоялось то, ради чего и было затеяно Римом это сватовство. Посольство было приглашено в резиденцию папы для переговоров о военном союзе против Турции. Но Фрязину такие полномочия не были даны царем.  Единственное, что мог предложить Риму посол — это пригласить к этому военному союзу ордынского хана Ахмата, с которым у Руси к тому времени установился шаткий мир.

Проект это  был достаточно интересным для Рима. С огромным войском хана успех войны с Турцией был бы обеспечен. Но Ивану Фрязину пришлось разочаровать папу. Хан Ахмат согласился бы на такое предложение только за большую сумму в 10 тысяч дукатов. Представители Рима заколебались и отложили обсуждение этой темы.

Решили действовать через Зою. Для этого к стыду католической церкви решились на обман и подлог. Теперь было во всеуслышание объявлено, что царевна Зоя  не бесприданница — нет! Ее приданое — земли Мореи, в настоящее время находящейся под властью турок. Пожалуйста, русский царь! Хочешь получить приданое — воюй с турками! При этом было скрыто, что наследниками Мореи в первую очередь являлись братья Дмитрий и Мануил, а отнюдь не Зоя.

А через месяц русское посольство с богатыми дарами и с невестой, которой папа выделил некоторую сумму на дорогу, двинулось в  путь к Москве.

Путь был долгим — через все итальянские города-государства, через немецкие княжества. И во все города, через которые шел путь, кардинал рассылал письма со строгим приказом обеспечить невесте русского царя максимально пышный прием.  Этим достигались два весьма полезных результата. Во-первых, вся Европа была оповещена о том, что у Рима появился надежный союзник в борьбе против Турции, хотя на самом деле он не появился. Но это могло сподвигнуть другие государства вступить в коалицию. А во-вторых, это должно было показать русским боярам, насколько ценный дар представляет собой царевна Зоя, чтобы потом ей легче было манипулировать русской политикой.

Но из поведения Зои Палеолог во время этого путешествия складывается определенное впечатление. Она как будто уже видит себя русской царицей и ведет себя соответственно русским канонам. Она уклоняется от участия в шумных праздниках, которые устраивают в европейских городах в ее честь. Она не одаривает победителей на рыцарских турнирах своими платками и кольцами — так не принято у целомудренных русских женщин. Она уже готова стать достойной женой своему мужу-господину, а вовсе не брать на себя бразды правления.

Все долгие месяцы этого путешествия царь Иван III с послами из Москвы  осыпал свою невесту драгоценными украшениями, деньгами, теплой богатой одеждой — время уже приближалось к зиме.

Только в октябре посольство перебралось через Балтийское море на русский берег и двинулось к Москве по русской земле. И в Пскове, первом встретившемся большом русском городе, Зоя тут же продемонстрировала, насколько она готова стать русской царицей. В русском царском облачении она отслужила торжественную службу в Псковском храме по всем русским православным обычаям к великому неудовольствию сопровождавшего ее епископа Бонумбре. Для Рима это значило одно — попытка сделать из византийской царевны католического агента провалилась.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.