Для кого создаются творения?

ymsqnuztx1i_2

Размышления

Поговорим сегодня о такой насущной проблеме как целевая аудитория.

Понятие и старое как мир, и совершенно свежее!

Почему старое: потому что с тех пор, как в мире существует торговля, производитель старается угодить запросам именно тех людей, которые будут чаще всего покупать его продукт. Здесь Америку мы не открываем.

А свежее понятие, потому что, насколько я понимаю, термин этот родился в новейшую эпоху в связи с перепроизводством, когда началась борьба за потребителя. До этого было совершенно понятно, что колбасу делают для всех, кто эту колбасу кушают, а обувь для всех, у кого есть ноги!

Как только началась война за потребителя, стало понятно, что нужно найти некие убедительные слова, которые заставили бы людей покупать именно этот конкретный продукт. А для этого понадобилось разобраться, что же это за люди, покупатели, их образ жизни, привычки, повадки, на какую информацию они придут, а какая их отпугнет.

Но как термин, это получило особое значение в эпоху интернета в связи с информационным бизнесом и информационными продуктами.

Несложно торговать в интернете материальным продуктом: одеждой, мебелью, машинами. Здесь целевая аудитория сама собой рождается.

А вот как например угадать, для кого может быть предназначен вебинар о Резах Рода — славянской системе предсказаний? Вот тут-то и приходится потрудиться вовсю, чтобы представить себе этих неведомых людей и понять, с какими словами к ним обратиться, чтобы услышали.

А когда появился термин, стало понятно, что явление целевой аудитории выходит за рамки рекламы. И оно пожалуй, довольно широкое и где-то даже философское!

И близко касается оно темы взаимоотношения творчества и искусства.

В чем же проблема этих взаимоотношений?

Творчество — это естественная потребность даже не только человека, но и любого высокоорганизованного существа. Творчество на разных уровнях.

Почему белка любит в колесе бегать? Она такая глупая? Думает, что из клетки убежит? Попробуйте поймать белку на свободе — она покажет вам, что такое интеллект! Она бегает в колесе, потому что хочет бегать.

Зверь испытывает потребность и в эмоциональном творчестве: в дружбе, в любви, в ласке. Недаром в Китае есть такая замечательная профессия: обниматель панд.

А игра животных — это уже творчество на духовном уровне. Кошка бегает за бумажкой, подкидывает ее лапой. Думает, что это мышка? Как бы не так! Нюх у кошки прекрасный. Она просто играет в то, что это мышка, она создает ее в своем воображении.

А уж что говорить о человеке!

Для нас это такая же необходимая потребность, как дышать, как переваривать пищу, но мы задумываться об этом не привыкли. А ведь человек, лишенный возможности творить, заболевает духовно, душевно, и наконец физически.

Но ждать нам какого-либо дохода от этого процесса бессмысленно. Мы же не пытаемся зарабатывать на своей способности переваривать пищу. Хотя… нынче ради того чтобы попасть в книгу рекордов Гиннеса ничем не удивишь.

Но для нормальных людей ждать от этого какого-то дохода бессмысленно. Но между тем несметное количество людей торопятся обнародовать свои творения, бывает, даже и очень неплохие, и удивляются, почему это дохода нет.

А вот искусство — это как раз процесс создания продаваемого продукта. Как это ни больно слышать любителям прекрасного!

Мы можем сколь угодно рисовать зверюшек, человечков, чертиков на бумаге — никто нам не запретит. Но если мы хотим написать картину, которая будет продана, а картины пишутся именно для этого, нам придется много лет рисовать кубы, шары, фрукты — и прочие неинтересные вещи, пока мы не превратим свою руку в инструмент, создающий произведения искусства.

Но с искусством и литературой вообще все очень сложно: целевая аудитория гениального творца, может, не встретится с ним при его жизни.

Так музыка Баха не была популярна при его жизни, а после смерти его забыта почти на сто лет. Только в середине 19 века ею стали интересоваться, а в начале ХХ века просто открыли заново. Зато популярен был его сын Эммануил Бах,  композитор достаточно средний, зато писавший привычную слушателям музыку.

Наш Александр Сергеевич Пушкин был на вершине популярности в 20-е годы 19 века. Его стихи и поэмы знали наизусть, он был властителем дум. А в 30-е годы его творчество изменилось настолько сильно, что современники решили — кончился Пушкин, иссяк, разучился писать. И все настоящие пушкинские шедевры прошли мимо. А после своей гибели Пушкин был, как поэт, забыт на 20 лет. И понадобился Аполлон Григорьев, чтобы в 1859 году, в 60-летнюю годовщину со дня рождения сказать: Пушкин — наше все!

Вот тогда все как будто прозрели и увидели то, что было написано не талантливым поэтом 20-х годов, а гениальным Пушкиным 30-х годов.

А в 30-40 годы в должности гениального поэта был у русской читающей публики бесталанный поэт Владимир Бенедиктов. Он безошибочно угадал потребности своей целевой аудитории — светских гостиных.

Но как бы то ни было, целевая аудитория находит своего поэта, художника, композитора хотя бы и после его смерти.

Продолжение цикла:  В поезде из Москвы в Питер (Попутные мысли)

Добавить комментарий