Карна и Жля

d0bad0b0d180d0bdd0b0-d0b8-d0b6d0bbd18f

По следам «Слова о полку Игореве»

Грандиозная картина великого бедствия нарисована безвестным гением — автором «Слова о полку Игореве». Вспомним, как это происходит.

Долгая трехдневная битва с половцами закончилась поражением русского войска. Погибли воины и попали в плен князья, возглавлявшие поход.

И опустилась на Русскую землю печаль. Дева-Обида всплескала белыми крылами. Удивительный образ печального белого лебедя.

А дальше горькая фраза о том, что Игорева войска не воскресить.

И фантастическая картина. Понеслись по земле русской неведомые чудища.

Screenshot_1

Давайте прочитаем это правильно — роза здесь не при чем. Огненный рог держат в руках эти чудища, Карна и Жля. И сеют из этого огненного рога на людей горячий пепел, смагу.

Кто же это такие?

Гипотез по этому поводу было немало. И все они страдали одним недостатком. Очень трудно было предположить, что неведомый автор Слова был таким смелым художником, владел таким сильным приемом, как олицетворение.

Имеющиеся гипотезы можно разделить на мифологические и исторические.

Довольно соблазнительно представить эти странные существа как языческие божества горя и плача, эринний на русский лад. И это прекрасно вписалось бы в общую картину, если бы было досточно источников, в которых упоминаются такие богини.

Но два эти существа упоминаются только в «Слове». Других источников нет. И можно только предполагать, что когда-то, в еще дописьменной Руси, они существовали.

Странно, что Деву-Обиду, кажется, не считают мифологическим существом с лебедиными крылами.

Есть косвенный источник 17 века — «Слова некоего христолюбца и ревнителя по правой вере». Там упоминается некий языческий обряд «желенья и каранья», как погребальный. Но это обряд, процесс, а не конкретные существа.

Вторая группа авторов гипотез искала в этих существах искаженные имена половецких ханов Кончака и Кзы. Хотя в самом «Слове» эти имена упоминаются почти без искажений.

Screenshot_2

Искали в них также участниц погребального ритуала. Карна, точнее, Карина — открывала обряд. Желя в конце обряда рассеивала пепел от погребального костра. Но есть ли документальные подтверждения, что именно так назывались погребальные плакальщицы?

И наконец, третья группа гипотез, которая признавала за автором «Слова» право создавать аллегорические образы.

Кто такая Карна? Скорее всего имя от глагола «карать», обозначающая наказание, возмездие. Хотя большинство авторов возводят это имя к «корить». Глаголы близкие, видимо, одинакового происхождения. Только сейчас у глагола «корить» более смягченное значение, скорее, духовное, чем физическое наказание. И посмотрите, какие глаголы продолжили до наших дней это значение: покорность, покорять. То есть лишить свободы, парализовать волю.

Так что произошло с Игорем и всей Русской землей? Покарали ее или покорили? На первый взгляд, вроде «покорили», поскольку речь идет о половецких войсках, грабящих города.

А если покарали, то за что? За какой грех?

Но если прочесть внимательно, что именно совершает князь Игорь, каким путем идет он на это злосчастное сражение, то представление о «каре» появится.

Жля, или Желя — тоже интересное имя. Есть о чем подумать.

Слова «жалить» и «жалеть» для нас сейчас совершенно разные. Даже где-то противоречащие друг другу. Жалящая змея жалости не имеет!

Но корень-то один!

И по-видимому, жалость в представлении наших предков, это некое острое душевное движение, нечто жалящее душу.

Посмотрите, какая складывается картина. Горячий пепел из огненных погребальных рогов сеют обе. Но одна из них карает, наказывает за грех, а другая оплакивает, страдает и мучится вместе со всеми.

Сильная картина!

Продолжение цикла:  Князь Игорь и падение Киева

Карна и Жля: 2 комментария

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.