Школы Древней Греции

Окно в античный мир

В наше беспокойное новое время, начавшееся в XX веке, когда пошатнулись все устои и мир потерял почву под ногами, зашаталась и школа. Школьные программы то переполняют горами информации, которая вдруг кому-то когда-то пригодится, то, спохватившись, убирают часы на изучение самого необходимого для жизни.

Вот! С этого-то и начать! А что такое необходимо человеку для жизни?

И человек превращается в неопытного туриста, который набивает рюкзак тем, что под рукой, пытаясь сохранить в новой для себя обстановке иллюзию привычного комфорта.

Любопытно в связи с этим заглянуть в историю школьного обучения. Чему же и как учили в Древней Греции?

Прежде всего грамоте — чтению и письму. Поначалу этому родители обучали своих детей дома. И обучали так успешно, что уже в пятом веке до нашей эры свободное население Афин было грамотным.

Вот интересно порассуждать, что заставило древних греков отказаться от домашнего обучения и отдать своих детей в руки чужих людей, учителей?

По-видимому, то, ради чего и учился человек, для общения с высшими силами. То есть для того, что мы теперь называем религией. А главный язык для общения с высшими силами — это язык ритма, язык, на котором космос разговаривает с человеком из необозримых глубин. Для общения с этими силами и родились искусства ритма: поэзия, музыка, танец. И это было тем главным, чему должен

Вдумабыл научиться ребенок еще в отрочестве, только-только оторванный в семь лет от матери и кормилиц.

Вот и первый профессиональный учитель — жрец, то есть поэт, музыкант и сценограф ритуальных празднеств.

Заметим, что только в XX веке, когда мир захлестнула новая религия под названием «атеизм», музыка исчезла из обязательных предметов в учебных заведениях. Существует она сейчас там где-то на задворках и только по традиции, — как же ж без эстетического воспитания в свободное от математических наук время?

А что еще было необходимо человеку для жизни в Древней Греции? Физическое здоровье. Афинскому государству, чтобы защищаться от буйных соседей, да и самим расширять владения, необходимы были сильные люди. Значит, гимнастика.

Если музыке можно было бы, при наличии учителя, обучаться и дома, то гимнастика требовала большого правильно оборудованного пространства.

Итак, где-то около пятого века до нашей эры в Древней Греции появились первые школы с профессиональными учителями. Основных предметов три — значит, и учителя три.

Первый учитель — грамматист. Аналог — наш учитель начальных классов, который учит вообще всему! Грамматист учил и чтению, и письму, и счету.

Важность и почтение к этой деятельности было таким, что процесс обучения запечатлялся на вазах.

Сравним! Часто ли мы видим сейчас картинки школьного обучения? Разве что в соц.сети от веселых приколистов, чтобы сложилось впечаление, что школа — вещь тупая и никчемная!

На древнегреческих вазах мы видим учителей, проверяющих залитые воском таблички учеников, которые выводили заостренной палочкой по воску буквы и цифры.

Другой учитель — кифарист. Все дети должны были участвовать в религиозных празднествах. Значит, их необходимо было учить петь и играть на музыкальных инструментах, в основном на лире и кифаре. Почему именно на них? Духовые инструменты тоже, конечно, были. Но человек, играющий на духовом инструменте, петь уже не может. А струнные инструменты более универсальны: играем и поем одновременно, а значит, теснее связь с высшим миром.

Третьему учителю отводилось для занятий специальное помещение, палестра. И назвался этот учитель странным для нас словом «педотриб». То есть, тренер для детей. Этот человек путем индивидуальных и групповых тренировок воспитывал в юношах силу, ловкость и выносливость.

Несколько позже, с возникновением философского течения софизма, в древнегреческой школе появился новый предмет — риторика.

Вдумаемся в значение этого новшества. В наше время, особенно в последние 30 лет, наше российское образование изощряется в новинках. Откуда ни возьмись появляются странные для школьного обучения дисциплины и так же бесследно исчезают, и только потому, что надо же академикам педагогического образования оправдывать свое звание.

Новый предмет в древнегреческой школе мог появиться только потому, что был необходим для жизни. Как ранее было необходимым научиться говорить с высшими силами – и для этого существовала математика, музыка, поэзия, так теперь потребовалось умение говорить с себе подобными, для чего понадобилась риторика.

А для чего понадобилось такое умение? И как это связано с учение софистов?

Оказалось, что умение оперировать логическими умозаключениями оказывает буквально гипнотирующее влияние на толпу. А значит, есть возможность сделать политическую карьеру не благодаря каким-то особым благим делам и знаниям, а просто умению ловко манипулировать общественным сознанием.

Это одна сторона медали.

А другая сторона более оптимистична. Именно с этого началась проза как вид искусства. До сих пор она человечеству просто не требовалась. Литературным языком до этого была только поэзия как форма общения с высшими силами. А теперь появился новый вид литературного языка – риторика, а значит, появилась необходимость и фиксировать для потомства.

Какой здесь вывод напрашивается? Уж не школа ли — исток человеческой культуры? Какую школу создаем — такую культуру и получаем.

Добавить комментарий