Секреты поэтического синквейна

Слагаемые стиха

Странное явление. Мутант, рожденный культурой японской, одухотворяющей весь видимый и ощущаемый мир, и культурой западной, дробящей все на хорошо пережевываемые кусочки.

Немудрено, что популярной поэтической формой это явление не стало.

Кажется, единственным поэтом, который целенаправленно творил в этом жанре, была создательница этого жанра американка Аделаида Крэпси, изучавшая японскую поэзию. Ее синквейны были опубликованы в 1915 году после ее смерти.

С ее работами мы немного ниже познакомимся.

В той некоторых статьях о синквейнах, которые я нашла в интернете, делаются попытки так же привязать этот жанр к количеству слогов, как это происходит в классической японской поэзии. Думается, эта попытка бессмысленна. Есть границы совмещения восточной и западной культуры, и пытаться привести их к одному знаменателю значит разрушить. Этакое прокрустово ложе получается. Вероятно, именно поэтому синквейн как поэтическая форма и не прижился.

Зато принят был на ура новой педагогической наукой как средство научить детей выжимать из текста полезную информацию.

Итак, что же такое синквейн? Это маленькое исследование.

Это пять строк, выстроенных и по количеству слов, и по грамматическим признакам и по содержанию.

Первая строка — одно слово, существительное, обозначающее исследуемое, описываемое понятие, явление, предмет.

Вторая строка — два определения к этому существительному, которые описывают признаки и свойства исследуемого предмета.

Третья строка — три глагола, среди них могут быть и деепричастия. И эти действия и их признаки должны быть присущи исследуемому предмету.

Четвертая строка — четыре слова. Вот тут можно разгуляться и, не привязываясь к грамматической форме высказать свое восприятие явления или свою мысль по этому поводу.

И наконец пятая строка — одно слово, финал. Это слово — результат исследования. Что я понял об исследуемом предмете? Понял, что оно — вот это самое! Это может быть синонимом начального слова первой строки. А может и не быть!

Как дидактическая форма , скажем, для начальной школы, все это интересно и достаточно просто для всех — заодно и части речи запомнят. Непонятно только, зачем навязывать такое дидактическое упражнение учащимся старших классов и высших учебных учреждений, как нынче кем-то рекомендуется.

Вот как славно порезвились с синквейнами студенты-медики:

Ну, насколько эта практика двинет вперед нашу отечественную медицину, разбираться не будем.

 

А как сделать все это поэтическим произведением?

Может, попробуем сделать это по тем же дидактическим канонам, как советуют авторы некоторых статей в интернете?

Ну что ж , неведомы автор сделал все, что было в силах. И это отнюдь не худший вариант. Но, согласитесь, у медиков получилось интереснее.

А главное, к поэзии это не имеет никакого отношения. Давайте-ка отделим мух от котлет и не будем пытаться совместить несовместимое.

Как превратить синквейн в поэтическую форму? Поразмышляем.

 

По аналогии с японской поэзией в синквейне не должно быть рифм. А вот ритм эти пятистишия очень украсил бы. В конце концов форма синквейна это не японский танка — почему бы там ритму и не быть?

Вот перевод пятистиший Аделаиды Крэпси, сделанный в 2019 году современным поэтом Максимом Калининым. Как видите, от дидактического синквейна практически ни следа, зато появился ритм и явилась поэтическая форма.

Этим крохотным пятистишиям без рифмы с изящной графической формой, подобием птичьего крыла, у самой Аделаиды Крэспи доступна  поразительная эмоциональная наполненность.

 

А посмотрите, какая трагедия и философская глубина в этом синквейне!

Как видите, сама Аделаиде Крэсби никакие дидактические каноны были не нужны. Поэтому то, что она создала,  есть поэзия.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.