Спасатель Максим

Валентина Мельникова

— А хорошо мы прогулялись по Москве,  — сказал я бабушке, когда мы сели в поезд.

 -Да, очень хорошо,- ответила бабушка.

 -Мне понравилось бегать по дорожке с гравием, а тебе?

 -А мне понравились иностранцы, которые любовались Москвой. Так улыбались нам, словно мы их хорошие знакомые.

-А мне еще понравилось, как мы переходили дорогу по пешеходному переходу, когда смотрели на зеленого человечка и видели цифры, сколько секунд нам еще осталось, чтобы успеть перейти.

-Да, это тоже  здорово, как мы все переходили дорогу, но это мы с тобой уже и видели, и знаем.

 -Да, только , бабушка, я подумал, а что, если б не успели. Но, наверное, машины бы ждали, когда перейдем, правда? Они же не дураки ехать на людей.

-Не то, что в Турции, — подумав, добавил я. Бабушка отчего-то засмеялась и сказала:

-Ну,  разумеется, дорогой.

Я хотел ей рассказать про Турцию, но тут поезд стал переезжать речку, и все стали смотреть в окно, даже с места привстали.

Я давно заметил, что все всегда смотрят в окна, когда переезжаем речку. Наверное, хотят увидеть рыбу.  Сверху ж все виднее. Но разве можно успеть? Поезд же быстро несется. Да и все равно наловить же тоже не успеем!

 Но тут я все-таки представил, что поймал рыбку на удочку. Большую такую, килограмм на сто. Рыбка висит на удочке, а поезд идет, и я держу рыбку, а она болтается на крючке “над лесами, над полями”  и сбивает верхушки деревьев, а потом, когда доехали до самого Орла, она врезается в стенку вокзала, и я бегу, расталкивая всех пассажиров на выход, чтобы скорее схватить мою рыбку, пока никто ее не присвоил. И кричу бабушке: “ Бабушка, смотри, какую я рыбку поймал! Скорее помоги, подержи!”. А бабушка: “ Ого-го! Вот это рыбочка, ого-го! Вот это улов! Вот это молодец ты! Дай скорее! А потом: “ Ой, а я не могу ее удержать, она ж такая тяжелая! Ой, а она еще и такая скользкая! Максимушка, держи скорее! Ой, а я же в красивом платье, как же я прижму ее к животу, платье ж испачкаю.”. Тогда я говорю ей: “ Придерживай за хвост, бабушка, а я потащу ее сам”. И мы тащим ее вдвоем, и все так удивляются вокруг! А потом мы  укладываем мою рыбку в багажник, и она полбагажника занимает, а деда Витя гордится, что я у него тоже рыболов, как и он, и даже немного лучше.

 

-Бабушка, а давай почаще будем вот так прогуливаться по Москве, просто так, — вдруг вспомнил я, о чем же мы с бабушкой говорили.

 -Да, вот  вернемся к себе домой и будем регулярно по воскресеньем выезжать побродить по красивым улицам Москвы.

 -Да, будем папу брать с собой и маму. Машину будем оставлять точно так же, на парковке.

-Да!

И тут я стал читать надписи, которые были на стенах вагона. Увидел какие-то красные надписи, прочитал, что это молоточек.

Да, я забыл сказать, что мы с бабушкой так начали  разговор, усевшись в вагоне поезда.

Вагон интересный, тут только сиденья. А едем мы из Москвы в Орел.

Вообще, меня заинтересовало, для чего это тут молоточек. И я узнал, что это на случай чрезвычайной ситуации. Молоточком надо будет разбить стекло и достать лестницу, которая под сиденьями.

Это очень интересно, как это лестница умещается под сиденьем.

Бабушка предложила полюбоваться видами из окна.

Когда едет поезд и все мелькает за окном, это так убаюкивает! А я боялся  заснуть, пока не разведаю и не узнаю все про лестницу. Кто ж будет спасать, если что?! И я не стал смотреть в окно.

В это время бабушка пошла на разведку. Так она мне и сказала:

 -Пойду разведаю насчет туалета. Посмотрю, есть ли очередь и, если что, то займу.

 -Хорошо, бабушка, -обрадовался я.

Бабушка встала и пошла, а я сразу же полез под сиденье. Под нашими ничего не было, потому что они упирались в стену. Тогда я полез под сиденье тетеньки, которая впереди нас. Тесновато, конечно, было. Это не очень хорошо и правильно.

Я встал на коленки и полез смотреть, изучать, где тут лестница и как ее достать. Как-нибудь молоточком разбить стекло — это я представлял как-то, что это я смогу, если что. Но надо ж будет еще и лестницу достать и сбросить из разбитого окна. Это я тоже уже догадался. На коленках было удобно  стоять, но не все видно. Придумал влезть под сиденье.

 Влезать было сложно. Пришлось сильно постараться. Кое-как расположился,  лежа.

Да, тут у них было пыльно, но это ничего. Главное, чтоб пауков не было, а то тогда б не я народ, а народу меня спасать пришлось. Я  с детства пауков боюсь.

Тетенька надо мной почему-то ойкнула. Не знаю, почему, я еще не дотронулся до нее, только слегка зацепил рукавом, когда влезал.

Потом я услышал, как тетенька сказала своему соседу,  дяденьке, чтобы он вел себя прилично. Дяденька ничего ей не ответил.

Я же, не теряя  времени, рассматривал,  что тут. А тут, под сиденьем, была  какая-то коробка. Я уже хотел попробовать нажать на кое-что, чтоб выскочила лестница, но тетенька начала сильно шевелиться, отвлекая меня от дела, а потом я увидел ее глаза кверх ногами.

 -Ой, что это ты тут делаешь?

-Лестницу ищу и достаю. Вас спасать.

Тетенькины  глаза смотрели на меня ресницами вниз и  становились страшными, потому что очень большими. Не знаю, о чем она успела подумать, да и подумала ли вообще, но тут пришла спасать нас моя бабушка.

 -Максим, вылезай! Лестницу, что ли, ищешь? — сказала мне понятливая бабушка, она ж до этого тоже табличку читала.

-Ты уже разведала насчет туалета? Заняла очередь?  — спросил в ответ ее я , отметив, что она говорила таким спокойным и понимающим голосом, что тетенька сразу тоже стала успокаиваться, это стало видно по шевелениям ее ног.  

     Пяточку к пяточке поставила, носочек к носочку, как-то присмирела, в общем. Я ж еще был под сиденьем, а не снаружи, вот  и пришлось мне научиться понимать людей по мелкодвижениям … Ой, как это взрослые говорят? А, вспомнил, по мимике ног!

 -Да,- сплюснутым голосом  я ответил ей. Это потому что в таких условиях, лежа и только чуточку сидя  под сиденьем, не очень-то располагает говорить. Голос же тоже сжимается.

 -Давай -ка вылезай. Узнаем про лестницу другим способом.

-Вы не волнуйтесь, мальчик проводит разведку,  — это бабушка сказала тетеньке и дяденьке, которые сидели впереди, под которыми я разведывал. Они, наверное, уже успели сдружиться.

Я стал вылезать. Раз бабушка знает другой способ, как узнать про лестницу, то тогда можно успокоиться и вылезти, так и не изучив дело самому, опытным путем. Хотя опытным, экспериментальным путем узнавать  все же лучше, чем выслушать теорию от кого-то.

В общем, я стал лезть обратно, это было сложно, потому что  спиной по полу и задом, но я все-таки хорошо выбрался и, кстати, сразу отряхнулся, чтобы снова стать “ как ни в чем не бывало”.

-Бабушка, там только коробка, надо было на что-то нажать, серенькое, я уже почти нажал, но тут тетенька заволновалась, тут ты пришла. Ладно, узнавай, а то как же буду спасать людей тут, если вдруг что, — сказал я, высвободившись полностью.

 -Я спрошу у проводника,- сказала бабушка.

Я люблю свою бабушку за то, что она всегда понимает меня и за что, что она  веселая. Вот и сейчас она улыбнулась.

-Максим, все читают и всем интересно, а что делать конкретно и как оно там, под сиденьем, расположено, то никто так и не знает это, да и не узнает.  А ты уже почти все знаешь и сумел бы нас спасти, если что, не дай бог. Ты молодец!

Тетенька и дяденька, которые сидели впереди, слышали это. Они смотрели на меня, и глаза у них сначала были какие-то испуганные, как будто паука увидели, а потом стали получше.

Дяденька сказал:

 -Да, парень, ты молодец!

 А тетенька сказала:

 -Только сильно меня напугал, я уж подумала, что “двинулась” вместе с поездом. Смотрю назад — никого нет, а ноги кто-то трогает. Смотрю вбок, а мужчина уверяет, что он и пальцем не пошевелил меня трогать.  Ну, ни за что б не догадалась, что тут мальчик.

 -Да, причем, с благородной миссией, прошу заметить,  — сказала бабушка.

Проводник сказал, что , не дай бог, конечно, но проводники прочитают нам вслух инструкцию,  как достать лестницу, и, вообще, нам всем помогут.

Я снова подумал, что это неправильно, потому что люди должны всегда все знать  и уметь, а не ждать конца инструкции и только потом лезть под сиденье, когда ситуация требует быстрых и опытных действий.

Но я промолчал и подумал, что на обратном пути, когда мы с бабушкой будем ехать из Орла в Москву, я все же доизучаю это дело.

-Да, дорогой мой, — снова заговорила бабушка,  — пойдем-ка вместе в туалет. Там очереди нет, а без меня ты, наверное, не справишься руки помыть. Там такое устройство, что мне тоже пришлось поизучать.

Бабушка снова заулыбалась, и мы дружно пошли экспериментировать теперь над краном с водой. Да, современная техника требует интуитивного подхода!

Когда мы с бабушкой вернулись, то на нас глядели все люди и улыбались так, как  улыбались иностранцы на Яузском переулке. Оказалось, что тетя и дядя, которые сидели впереди, продолжали сдруживаться. Они смеялись, рассказывая друг другу про то, о чем они подумали. Они так смеялись, что другие люди вокруг побольше заинтересовались. И я  думаю, что поэтому и узнали про это мое приключение все пассажиры. Смотрели же на меня, как на своего героя! Ну, прям-таки с благодарностью!

Тетя рассказывала, как она посмотрела на дядю, удивилась, что у него руки тут, ноги впереди, а он ее трогает за ноги. Тут, правда, удивишься. Ну, не с хвостом же он.

А дядя рассказал, что он подумал, что тетя так привлекает к себе внимание, говоря, чтобы он вел себя прилично.

Еще больше тетя удивилась, когда она начала осматриваться вокруг, увидела, что сзади никого нет.

В общем, конечно, я их понимаю, не каждый же день кто-то лезет под  вас, не каждому и в голову такое придет, а мне вот пришло.

А что мне еще оставалось делать, когда лестница под сиденьем придумана!

А что еще оставалось делать, когда никто, ну, никто ничего не собирался делать и  узнавать. Сидят себе беспечно и ни о чем не думают! Вот ведь взрослые, — глаз да глаз за ними нужен!!

Люди вагона стали вдруг предлагать нам с бабушкой воспользоваться розеткой, что около их сидений,  для зарядки телефона. Одна тетя спросила, не хочу ли я вкусную конфету, но я отказался, не хотел, а потом передумал и взял, чтобы дать бабушке, она у нас любит конфеты.

Кто-то из соседей по вагону позвал посидеть с ним рядом на свободном сидении.  Я обрадовался и заулыбался. Я, может, посижу еще, и бабушка тоже: до Орла нам еще долго.

 Ехать, вообще, становилось интересней, потому что тут я увидел,  что есть столик, на котором можно поставить стаканчик.

Я достал стаканчик из нашей  сумки, он очень удачно стал прямо в ямку. А потом я попросил бабушку достать что-то нибудь вкусное.

   Когда поработаешь, всегда ж надо  подзаправиться!

А заодно еще подумать над тем, как работает этот молоточек, очень уж он маленький и тоже как-то странно скрыт от  народа, почти замаскирован. И почему они боятся образованности пассажиров?

-Да, надо будет попросить деда Витю взять меня на рыбалку, показать ему свое мастерство,  — тоже подумал я.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.