«Сеньору Хуану» — 30!

Вероника Родкевич

«Последняя женщина сеньора Хуана». Так называется первый репертуарный спектакль Театра Дождей. Премьера состоялась 2 июня 1990 года. И, как ровесник самого Театра Дождей, в этом году «Сеньор Хуан» празднует своё тридцатилетие.

Пьесу Л. Жуховицкого Наталья Никитина хотела поставить ещё в «Субботе». Но художественный руководитель «Субботы» Ю. А. Смирнов – Несвицкий не поддерживал эту идею, говоря что «это хорошая литература, но плохая драматургия». И тем не менее, создав свой собственный Театр , Наталья Васильевна решила первым поставить «Последнюю женщину сеньора Хуана».

Денег на постановку спектакля у нового театра не было. И взять их было негде. Но, как говорится, «голь на выдумки хитра». Жанна Паж придумала лаконичную, выразительную и не затратную сценографию и костюмы. Ребята всё делали сами, проявляя при этом незаурядную фантазию. «Последняя женщина сеньора Хуана» самая малобюджетная постановка, декорации обошлись создателям спектакля всего в 120 рублей.

В магазине «Салют» продавали кур , которых привозили в деревянных ящиках. Как-то ночью , «дождёвцы» пошли к магазину и набрали пустых ящиков. Потом купили морилку. Разобрали ящики на рейки, рейки покрасили морилкой, скрепили веревками, и декорация была готова. Причем эта простая и незамысловатая конструкция честно служит спектаклю до сих пор . Сегодня, приходя на спектакль мы видим именно её.

Так же, как и платье из черного бархата, в котором предстает на сцене благородная Эльвира. Все 30 лет Елена Сапронова облачается в одеяние, сшитое из занавеса, которое в те далекие годы актерам театра подарили в клубе одной из фабрик.

А вот багетная рама, которая в первые годы спектакля обрамляла как картину зеркало сцены, к сожалению, со временем сломалась. Починить её было невозможно, и стали играть без неё. Сегодня о ней напоминают застывшие мизансцены, возникающие по ходу действия.

Так же не дошли до нынешних времён первые кубки для вина, которые Жанна Паж придумала и сделала из бритвенного набора. В начале 90х, Театр Дождей несколько раз обворовывали, эти кубки были украдены и впоследствии их не нашли. Для спектакля сделали новые.

Музыку к спектаклю написал Владимир Голоунин. Танцы с испанским колоритом придумал Сергей Меркулов. Художником по свету стал Александр Скуман.

Когда начались репетиции «Последней женщины сеньора Хуана» Наталья Васильевна поняла, почему Ю. А. Смирнов – Несвицкий был против его постановки. Количество текста в пьесе превышало количество действия.

Н. В. Никитина :

Спектакль ставился очень трудно и начался с актерского бунта. Потому что я требовала от актеров определенной формы существования и не могла им объяснить, почему они должны играть идиотов. Мне очень помог тогда Саша Василевский, наш первый зав.пост, который когда я не могла справиться с труппой просто сказал что «Наташка поставила два спектакля «Чайку» и «Свифта» и мне они нравятся. Я тоже не понимаю, почему я должен играть идиота , но я ей верю.» На этом бунт закончился.»

Но на этом не закончились проблемы. Подача материала актерами в этом спектакле напоминает театральный капустник, веселый и остроумный. Но при этом в нем поднимаются вечные философские темы. И задачей режиссера стал поиск баланса между смешным и серьезным.

Н. В. Никитина :

«В начале количество актерских импровизаций и хулиганство забивало сюжет. Спектакль доставлял удовольствие, но драматическая история терялась. А потом с каждым вводом на роль нового человека – с вводом Кончиты, с вводом Хуана, с вводом Карлоса – мы всё больше и больше осваивали глубину драматургии».

«Последняя женщина сеньора Хуана» — спектакль легкий и глубокий одновременно. Постановка Театра Дождей отличается от других на эту тему отсутствием пошлости и вульгарности. Что особенно удивительно для нашего времени. Каскад юмора и шуток, иные фривольные и на грани фола, но актерам удается не переходить эту грань и не скатиться в пошлость и юмор ниже пояса. «Сеньор Хуан» — это комедия, но не та, куда приходят просто бездумно похихикать. Это красивый, интересный, понятный и при кажущейся легкости очень мудрый и многоплановый спектакль. С отменным чувством юмора и философской иронией здесь поднимаются вечные и актуальные во все времена вопросы и темы — Почему одним достается всё, а другим ничего? Стоит ли слава той цены, которую приходится за неё платить? Тема любви, тема кумира и поклонников, как рождаются мифы и т.д. Поэтому зритель пол спектакля хохочет, а половину и грустит , и скорбит, и задумывается.

Из отзыва –

«Вот я, зритель, только что беззаботно смеялась, а теперь сижу, залитая слезами, а потом опять смеюсь, опять плачу. Значит верно, что если в искусстве присутствует одухотворенность, то оно затрагивает струны души, играет свои возвышенные мелодии…»

Но восприятие спектакля неоднозначно. Одна женщина, посмотрев «Сеньора Хуана», рассказала о нём мужу, охарактеризовав, как очень смешную комедию, замечательную легкую постановку. И в следующий раз муж из любопытства присоединился к своей супруге, которая снова пошла на полюбившийся спектакль. Реакция его была совершенно противоположной . Постановка ему понравилась , он был под огромным впечатлением, но сказал , что это самая драматичная и трагичная история, какую он когда либо видел!

Каждый зритель находит в этом спектакле что – то своё. Отражение своих чувств, мыслей, своего мироощущения.

«Последняя женщина сеньора Хуана» отличается от других постановок Театра Дождей. Это тот случай, когда режиссер Н. В. Никитина не только разрешает, но и поощряет актерскую импровизацию. Не удивительно, что именно на этом театральном действе в разные годы происходили смешные истории.

А. Маков (первый исполнитель роли Михо)

«У меня была записная книжка, где я записывал текст финального монолога. И вот на очередном спектакле я её открываю, а текста нет. Кто-то из актеров вырвал листочек, по доброте душевной. И я вижу – вокруг все смотрят, партнеры мои, и смешинки такие в глазах, смотрят с любопытством и ожиданием — «Ну что, давай» . Я начинаю говорить. Начало то всегда помнится. Первая фраза. А потом… Я начинаю что-то говорить, потому что чувствую, если не буду говорить, спектакль вообще провалится, но потом оказалось, что лучше бы я этого не говорил, потому что спектакль не то что провалился, в нем сместились все акценты – исполнители, которые стояли за столом и слушали, легли на стол от смеха, зрители тоже легли на стулья от смеха, Хуан, который должен спать с Кончитой спокойно, я вижу – балдахин качается, тоже от смеха… А в то время я свой монолог заканчивал фразой «Каменный гость». А здесь, текста нет, и у меня пошли ассоциации — статуя, командор, медный, и я сказал – «Медный всадник». Причем чувствую, какая- то пауза возникла, я понял, что сказал что-то не то ,но уже было поздно. А есть правило – оговорился, уже не поправляйся, зритель – он поймет. И много было таких смешных моментов. Мы с Колей Дручеком когда эту роль по очереди играли, то у нас даже соревнование было – кто этот монолог круче скажет, кто больше вызовет смеха у зрителей, но так, чтобы это было оправдано. В стиле роли.»

Забавный сюрприз был преподнесен зрителям на десятилетии спектакля. В сцене, где герои спят ночью после пиршества, убирать со стола вышла не только жена трактирщика Матильда, но и её дети. Весело и быстро они утаскивали со стола остатки банкета. А в финале радостно выбегали на поклоны. В тот вечер на сцену впервые вышли дети актеров – Никита Маков, Наташа Лебедева, Артем Рычагов, Даша Никитина, Варя Кожевникова и Валя Крамаров. Некоторые из них спустя годы связали свою судьбу с Театром Дождей.

Сцена праздничного ужина довольно необычна для театральной постановки. Здесь нет никакой условности. Актеры не только по–настоящему играют, но и по-настоящему ужинают. И зрителям лучше не приходить на этот спектакль голодными, потому что здесь их ждет серьезное испытание.

А. ИвАнов ( сеньор Карлос)

В «Последней женщине сеньора Хуана» , когда зрители уже погрузились в атмосферу испанского трактира, пока там происходили драки, выяснения отношений, под конец вдруг выносят блюдо с курицей, картошечкой, лучком. И эти бессовестные артисты, я среди них, на глазах у зрителей начинают эту курицу раздирать и есть! Курица настоящая. Её готовят реквизиторы. В последнее время, чтобы было проще, они сами не готовят, а покупают куру гриль и разогревают её перед сценой. И зрителям с одной стороны это нравится, а с другой – они явно думают — «ну невозможно же так издеваться! Нам же тоже хочется!»

За 30 лет существования спектакля состав исполнителей менялся. Саша Маков долго играл молодого поэта Михо. Но потом, он не покинул полюбившийся спектакль и перешел в другую роль , в которой остается до сих пор – хозяин гостиницы. Первым хозяином был Александр Василевский, потом эта роль перешла Валерию Саломахину. А молодого деревенского поэта в наши дни по очереди играют Яша Культиасов и Вячеслав Викторов. Как в свое время Саша Маков и Николай Дручек, а затем Денис Аксёнов.

     

Одна из центральных комедийных ролей это полковник Карлос. Он первым появляется на сцене и задает характер и настроение. Первым исполнителем этой роли был Иван Савенков. Говорят, что ему хватало просто выйти и посмотреть на зрителей, чтобы они начали смеяться.

 

Сегодня полковник Карлос — это Александр ИвАнов. В начале роль давалась ему трудно, тем более что Саша перешел на Карлоса с роли Исполнителя – самую , пожалуй, серьезную из всех. Актеру нужно было перестроиться, развернуть поведение и характер на все 180 градусов. И Саша с успехом справился с этой задачей. Харизматичный и юморной , он создал очень яркий, запоминающийся образ «настоящего полковника».

   

А Исполнителем сегодня стал Денис Аксёнов. Ранее эту роль долгое время играл Александр Клемантович.

 

Эльвира – всегда прекрасная и неизменная Елена Сапронова.

Так же все тридцать лет самого Сеньора Хуана играет Анатолий Рычагов. Позже этот образ примерил на себя Иван Кожевников. Сегодня эти два замечательных артиста играют Хуана по очереди.

Первой Кончитой была актриса Ирина Чистякова. Потом эту роль играла Анна Косенко.

Жену хозяина Матильду мы видим сегодня в исполнении Софьи Бетехтиной, Юлии Ахмедшиной и иногда Марии Меркуловой. А было время, когда Матильдой была Настя Никитина. И однажды, в начале двухтысячных на спектакль в Театр Дождей пришёл сам автор пьесы – Леонид Жуховицкий. В разговоре с Натальей Васильевной он признался, что сначала, увидев Настю Никитину огорчился, подумав, что именно эта красивая девушка будет играть Кончиту. Так происходило в большинстве театров, где он видел постановку своей пьесы. По его же мнению, последняя женщина сеньора Хуана должна отличаться только внутренней красотой.

Спектакль в Театре Дождей автору пьесы понравился. Наталья Васильевна сказала Жуховицкому, что думает о том, чтобы снять «Сеньора Хуана» с репертуара, т.к. исполнительница главной роли – роли Кончиты – Анна Косенко уже вышла из возраста героини. Но узнав об этом, Леонид Александрович попросил оставить спектакль в репертуаре. Просьба автора пьесы была выполнена. Спектакль остался.

И спустя некоторое время появилась новая Кончита – юная Ирина Жаркова. Маленькая, хрупкая, обладающая огромной внутренней силой, она наполнила свою роль новым глубинным смыслом. С ней спектакль обрел новую жизнь. Он продолжает радовать зрителей , счастливо дожил до своего 30-летия, и никаких признаков «умирания» не проявляет, оставаясь одним из самых любимых спектаклей Театра Дождей.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.