Повесть о Настоящем Театре. 2

Вероника Родкевич.

Театр Дождей глазами зрителя

Пламя должно быть чистым

Итак, 7 января 1990 года в маленьком помещении на набережной Фонтанки , 130 забилось живое сердце Театра Дождей. Он пришел в мир со своей верой в простые истины, и ему хотелось рассказать об этом своими спектаклями. Творческое кредо Театра было сформулировано раз и навсегда. Это правило трех «не» — «не чернуха, не бытовуха и не порнуха». И убежденность в том, что высокий театр , даря зрителям свет и надежду, даёт ему возможность почувствовать свой душевный потенциал и стать лучше.

Благодаря этим принципам, Театр Дождей и сегодня остается храмом искусства с необычайной духовностью и подлинной соборностью. Именно этим он, на мой взгляд, отличается от многих других театров. Он основан на любви.


Н. В. Никитина:
« Самое дорогое то, что Театр сохранил свою душу, не перешел в ремесленничество, в халтуру.  В нашем театре актеры не халтурят, они не играют с холодным носом и левой ногой. Они по–прежнему, как много лет назад, очень ответственны перед зрителем, они очень волнуются, и они знают, что они не должны зрителя обмануть».

 


Елена Сапронова:

«У нас с самого начала  всё строилось на любви на взаимоуважении, на желании создать и поднять театр. Это, несомненно, сохранилось и сейчас. Главное — держать этот дух любви, доверия.  Доверие в коллективе для меня — это самое главное, потому что мы приходим и открываем душу друг другу, зрителю и тут нельзя врать. Ни в коем случае нельзя врать иначе не получится спектакль и , думаю, это самое главное и наш театр 30 лет  существует прежде всего за счет этого.»

Анастасия  Тилина:

«У Пристли есть замечательные слова о том, что «мы по сути своей не меняемся, что было с нами с нами остается, просто добавляется новое, и мы принимаем его. Не теряя старого. Перемены – это

когда что-то уходит и приходит на смену.» Вот, и у меня нет ощущения, что мы поменялись в этом смысле.»

В наши дни верность своим убеждениям стала большой редкостью. Мы видим как сплошь и рядом, во всех сферах деятельности люди меняют свои идеалы и принципы как перчатки, в соответствии с требованиями времени и «текущим моментом». Так и театры. Многие из них за годы существования по нескольку раз меняли свою направленность. Театр Дождей – никогда.

Н.В. Никитина : «Я не понимаю, как менять эту направленность. Это как менять смысл жизни. Если ты всю свою жизнь сознательную отдал на то, чтобы сделать мир добрее, светлее и позволить человеку поверить в лучшее в себе , я не вижу причины спустя много лет вдруг это поменять.»

Эту верность себе ценят зрители. Поэтому в Театре Дождей всегда аншлаги и для многих людей он больше чем театр. Здесь можно вспомнить слова Астрова из «Дяди Вани» : «Знаете, когда идешь темною ночью по лесу, и если в это время вдали светит огонек, то не замечаешь ни утомления, ни потемок, ни колючих веток, которые бьют тебя по лицу…» Таким огоньком, дарующим свет и надежду ,стал Театр Дождей

 

Н.В. Никитина :

«У нас есть актер – Анатолий Рычагов. Он, в свободное от своей основной  работы в театре   время,  занимается фотографией. Однажды был случай, когда он снимал какой-то праздник и к нему подошел человек и сказал   – «Вы – актер Театра Дождей. Спасибо вам! Благодаря вашему Театру  не распалась  наша семья. Вы помогли нам пережить самое страшное время. Мы ходили к вам каждую неделю и благодаря этому выжили в те перестроечные годы. Театр Дождей давал нам силы! И сейчас у нас всё хорошо!»

Думаю, этот случай не единичен.  90-е не зря называют «лихие годы». Годы политических, экономических, социальных и нравственных потрясений, когда рушились  основы общества и мировоззрения, менялись приоритеты, когда ломали то, что было создано, ничего ещё взамен не предлагая.  То время, когда одну веру отняли, но вместо неё ничего не дали, время дезориентации, неустойчивости и  растерянности. А  когда вокруг все меняется и рушится,  необходимо  что-то надежное и настоящее!  То,  во что можно верить, за что можно зацепиться. Нужно  прибежище, где душа могла бы найти силы,  чтобы жить. Таким прибежищем, наполняющим сердца надеждой и верой в лучшее, стал для многих Театр Дождей.

Сегодня  подобная  «перестройка образца 90-х»  происходит в театральном искусстве. И нередко случается так, что люди, разочарованные в театре, скептические, сомневающиеся, уставшие от потока негатива  случайно попадают на спектакли Театра Дождей   и неожиданно обретают душевную опору,  находят  в них защиту от агрессии и пошлости, злобы и мрачности, которыми переполнено сегодня культурное и жизненное  пространство. К Театру Дождей люди «прикипают» на долгие годы. Ведь здесь не  воздействуют на  чувства  зрителей   «шоковой  терапией» , не используют  приемы грубого эпатажа,  не травмируют , не уродуют и не пугают.  Театр Дождей  исцеляет души   простыми человеческими чувствами —  добротой, теплом, состраданием, обращает человека к вечным истинам.

Все люди Театра Дождей — единомышленники. Приверженцы, преемники и продолжатели традиций русского психологического театра. Сейчас всё чаще высказывается мнение о том, что сегодня никакой традиции у русского театра нет, а сегодняшней полифонии театрального существования она и не нужна, что система Станиславского устарела и её давно пора отправить на свалку истории. Но, как сказал Малер , традиция — « это не поклонение пеплу, а передача огня.» И с этой точки зрения именно Театр Дождей стал хранителем живого, чистого пламени самой души Театра , того, что Станиславский определял, как сверхсверхзадачу Театра, т.е. его предназначение.

Человеческая, гражданская и мировоззренческая позиции Театра Дождей нашли свое отражение в спектакле «Продавец дождя», где Билл Старбак говорит – «Люди! Мир принадлежит тем, кто его видит. Нет среди вас слабых, и не сетуйте на бога, он не обделил никого. Вы просто напомните слабым, что они сильны, и они будут сильны.» Этот призыв стал девизом самого Театра Дождей .

Н.В. Никитина:

«В каждом из нас  есть добро и зло.  Не бывает абсолютно плохих или абсолютно хороших людей. Мы просто даем возможность человеку вспомнить о том, какой он хороший. Потому что, какой он плохой он и так понимает, об этом ему говорят каждый день».

Театр Дождей  обращается к  светлой, доброй,  мудрой драматургии, которая дает пространство для чувств и мыслей и формирует душу.   Чехов и Горин, Рощин и Горький, Бернард Шоу и Джон Пристли. Многие театры ставят этих авторов,  но Театр  Дождей отличает от других то, о чем  очень точно ещё  16 лет назад писала Мария Смирнова-Несвицкая:

«Очень актуальную для нашего времени мысль высказал в середине 19 века английский искусствовед Джон Рескей: «Самая великая вещь, какая только доступна душе человека в этом мире, — это увидеть и рассказать об увиденном понятным языком. На одного думающего приходятся сотни говорящих, но на одного видящего приходятся тысячи. Ясно видеть — это и поэзия, и пророчество, и религия одновременно».

«Ясно видеть» — это сознательная позиция театра, эстетическая и этическая программа, движение по своему маршруту.

Сегодня, когда мир то и дело становится с ног на голову, добро и зло фантасмагорически меняются местами, катастрофа становится нормой жизни, у человека вдруг пробуждается страстная потребность в том самом «ясном» взгляде, простом, понятном языке, который утверждает веру в незыблемые устои.»  (Петербургский театральный журнал, 2004г.)

Эта позиция « ясно видеть»  неизменна  для театра  и его руководителя и главного режиссера Н.В. Никитиной.   Театр Дождей  —  авторский  театр.  В основе репертуара – спектакли, созданные  Натальей  Васильевной  за три десятка лет. Среди них  «Поминальная молитва»,» Дом, который построил Свифт», «Странная миссис Сэвидж».  Многие из тех, что были поставлены ещё в 90х –«Чайка», «Последняя женщина сеньора Хуана», «Продавец Дождя», «Опасный поворот»,  продолжают успешно существовать в театральном пространстве нашего города,  и остаются актуальными, востребованными и любимыми.

Театра светлый гений.

Кто такой режиссер с точки зрения обычных людей? Об этом режиссер Наталья Васильевна Никитина узнала не так давно, когда с ней произошёл забавный случай.

Однажды ей нужно было поговорить с главврачом одной больницы. Зайдя в кабинет, Наталья Васильевна заметила, что строгая женщина смотрит на неё как-то странно – чересчур пристально и внимательно. Началась беседа, и когда Наталья Васильевна сказала , что работает в Театре Дождей режиссером, главврач вдруг воскликнула – «А я всё думаю, где я Вас видела? Теперь вспомнила! Это ведь Вы всегда после спектакля выходите на поклоны?» «Я» — призналась Наталья Васильевна.

Правда, она и сама долгое время не знала, кто такой режиссер. И о том, что всегда хотела им быть поняла тогда, когда режиссером стала. Свой первый спектакль — кукольный – Наташа Никитина «поставила» ещё в детском саду, взяв набор кукол, который был в каждом садике. В пятом классе появилась уже «Снежная королева», в девятом — новогодняя ёлка для младших школьников. Театр все больше и больше привлекал Наталью к себе. Но найти себя в нём она смогла не сразу.

 

Наталья Васильевна — не только режиссер. Прежде всего, она — духовный лидер. Человек, определяющий сознание, который дает верные жизненные ориентиры и помогает с выбором приоритетов. Учитель и Режиссер от Бога, она создала Театр с уникальной атмосферой и удивительной аурой. Это Театр – дом. И многие актёры, за долгие годы служения Театру Дождей стали друг другу близкими людьми.

Н.В. Никитина

«У нас замечательный Театр — театр-семья, и люди театра – это мои дети. Бесконечно родные. Бесконечно любимые. Это не те люди, которые приходят только самореализовываться, это команда и единая душа».

В Театре Дождей актёры получают не только творческий, но и духовный рост. Ведь, чтобы выполнить задачи, которые ставит перед актерами Наталья Никитина, надо обладать определенной глубиной личности. И далеко не каждый может стать актёром Театра Дождей.

Илья Божко :

«Я пришел в Театр 16 летним пацаном, и мне кажется, что он меня воспитал. Он дал мне манок, свет в конце туннеля, потому что я не очень понимал, чем хочу заниматься в жизни, куда меня поведёт. А тут всё так сложилось и стало понятно, что мне нужно это. Я пошел учиться и одновременно работал в Театре и Наталья Васильевна воспитывала меня в этом плане куда больше.»

 

 

Тимур Дятчик:

«Тот репертуар и те люди которые есть в театре способствуют всё время развитию , чтению литературы, просмотру фильмов которые тебя самого как актера, как человека всё время толкают вверх и не позволяют стоять на месте».

 

 

 

А. Маков:

«Главная заслуга в том, что я стал, кем стал — режиссера! Мне повезло, что я встретил на своем пути Наталью Васильевну. Нам всем в Театре Дождей я считаю, повезло!»

Наталья Васильевна, подобно гениальному, искусному садовнику с любящей и терпеливой заботой взращивает

таланты ребят ,помогая их актерским способностям раскрываться и расцветать с каждой новой ролью все больше и больше. Она может разглядеть в своих актерах то, чего сами они не видят и не ощущают, даёт им роли «на вырост». Это то, что Наталья Васильевна называет «женской режиссурой»

  • «Мужчины конструируют, женщины рождают жизнь. Женская режиссура не зависит от пола. У Мейерхольда она была «мужская», у Станиславского — «женская». Мужская режиссура спектакль выплёскивает быстро, женская — вынашивает. В первом случае спектакль, как механизм, со временем изнашивается, во втором — развивается. Но «мужской» спектакль более защищен, «женский» очень зависим от актёра. Я свои спектакли вынашиваю. Они «становятся взрослыми» через 4-5 лет после премьеры. Мы постоянно работаем над старыми спектаклями. Главное — не утратить жажду познания и способность любить.»

Наталья Васильевна не ищет новые формы , не ставит экспериментов ради эксперимента, не искажает классику в угоду личным амбициям. Её спектакли можно назвать традиционными. Но традиция сочетается с интересными и неожиданными режиссерскими решениями, смелыми образами, которые дают ощущение свежести и «незаштампованности» постановок. Наталья Васильевна не выдвигает на первый план свои мысли и идеи, используя пьесу , просто как основу для собственной интерпретации, а наоборот, все средства художественной выразительности она использует для того, чтобы как можно глубже и точнее раскрыть замысел драматурга.

Н.В. Никитина

«Я стараюсь работать с очень хорошей драматургией, о которой всегда следует помнить, что она больше чем ты. Выражать в ней себя — значит сократить до небольших масштабов. Автора выразить сложнее, чем себя…»

Режиссерская позиция Натальи Васильевны заключается в том, что она считает неправильным выдернуть из пьесы одну мысль и на этом строить спектакль. Необходимо понять автора, взаимодействие и движение всех мыслей в полном объеме. Режиссер не обряжает персонажей классических произведений в современные одежды, а стремится к тому, чтобы сделать героев понятными и близкими сегодняшнему зрителю через любовь к драматургу и его слову . Бережное трепетное отношение к тексту передается людям, сидящим в зале. Можно сказать, что Театр Дождей, кроме всего прочего, несёт и просветительскую миссию. Благодаря ему многие по – новому открывают знакомых со школы авторов. Это в первую очередь относится к пьесам А.П.Чехова.

Драматургия А.П. Чехова сегодня для большинства режиссеров — благодатный материал для самореализации, произведения которые можно интерпретировать, как бог на душу положит, считаясь только со своим вкусом и особым вИдением. И нередко это делается так, что в зрителях напрочь убиваются не то что любовь и уважение, а любые положительные чувства и к произведению, и к драматургу.

Наталья Васильевна ставит именно Чехова, а не вариации по мотивам. Больше того – чеховские спектакли в Театре Дождей и играют так, как писал об этом сам Антон Павлович — «Страдания выражать надо так, как они выражаются в жизни, т. е. не ногами и не руками, а тоном, взглядом, не жестикуляцией, а грацией. Тонкие душевные движения, присущие интеллигентным людям, и внешним образом нужно выражать тонко. Вы скажете: условия сцены: никакие условия не допускают лжи…»

Актеры Театра Дождей не допускают лжи никогда, не позволяют себе ни секунды действенного простоя. Они действительно, по-настоящему пропускают через свои сердца то, что происходит с их персонажами. Внутреннее действие здесь такое же сильное и убедительное, как и внешнее. Поэтому «чеховские» спектакли Театра Дождей «Чайка», «Три сестры» , «Дядя Ваня» — искренние, тонкие, пронзительные и «цепляющие».

А обращение к другому классику — А. М. Горькому и его пьесе «На дне», это пример того как не меняя ни единого слова авторского текста сделать неожиданный, интересный и актуальный спектакль. Трехчасовое , сложное, полифоническое действие «На дне» проходит на одном дыхании и для зрителей и для актеров! Спектакль драматичный, мудрый, философский, и … веселый! Режиссер Наталья Никитина предлагает посмотреть на жизнь обитателей ночлежки в ином, неожиданном ракурсе. Быть «на дне» для героев не вынужденная необходимость, а их свободный выбор. И главной темой спектакля становится не социальное неравенство и угнетенность обитателей ночлежки, а поиски Веры и Правды.

Пьеса Горького в Театре Дождей освобождается от штампов и политической окраски. И такой нетривиальный взгляд на хрестоматийное произведение меняет его до неузнаваемости. Зрителям на этом спектакле и грустно, и больно, и смешно, но при всей полноте сопереживания нет ощущения тяжести, подавленности. У Горького пьеса обрывается, но спектакль Театра Дождей нет.

«Зрителя нельзя в состоянии обрыва выпускать из театра на улицу, и нужно сделать ещё что-то дальше, для того, чтобы было завершение. Мы впускаем зрителя в наш мир и должны его жизнь там завершить так, чтобы он не выходил из театра, получив удар в солнечное сплетение, чтобы у него была возможность выдохнуть и выйти с заполненной головой, заполненной душой, заполненным сердцем…»

Так считает режиссер Наталья Васильевна Никитина. Она всегда оставляет зрителю надежду и веру в лучшее, даёт ощущения света. Каков бы ни был сюжет пьесы. В этом притягательная сила её постановок. Они делают людей счастливыми.

Н.В. Никитина

» Михаил Чехов в своей книге пишет о том, что мир меняет активная часть человечества, а она делится на два лагеря. Одна часть стремится к темному, тяжелому, больному будущему, а другая пытается заставить людей думать и чувствовать, чтобы они сознательно шли к светлому будущему. Наш театр — за светлое будущее.»

(продолжение следует)

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.