Поэма про героя

Вероника Родкевич

ВСТУПЛЕНИЕ.

О ком поэму написать?
И где скажите, отыскать,
Такую личность, чтоб хотелось
Её стихами воспевать?
Найти такого человека
Чтоб был он украшеньем века,
Чей образ, творчество, мышленье
Рождали б чувство уваженья,
И гордости, и восхищенья,
А может даже преклоненья!
Чтоб был мужчины образцом,
И чувства светлого певцом,
Объектом девичьих желаний,
Любви, восторгов, упований,
Мечтой ожившей, тайной грёзой!
Такого отыскать непросто.
Прекрасных принцев- то навалом,
Да низковаты пьедесталы!
Эпохи нынешней герои
Порою даже недостойны
Упоминания в экспромтах…
Что ж говорить о крупных формах!
Всем звездным господам и дамам
Местечко только в эпиграммах
Способен отыскать поэт,
А для другого просто нет,
Ни слов, ни рифм, ни вдохновенья…
Но помогло мне провиденье
И муза имя подсказала.
Так сердце вдруг затрепетало,
Душа исполнилась волненьем,
Когда услышала – Валерий!
А ведь и правда, в самом деле,
Какие могут быть сомненья,
О ком ещё же написать
Смогу своё произведенье!
А коли так – пора начать!
О нет! Не Пушкин я конечно!
И не Онегин мой герой,
Я без претензии на вечность
Лишь расскажу, как путь нашёл
Тот, кто назначен быть звездой
Трудом, талантом и судьбой.
Сегодня он –the best forever!
Но так ведь было не всегда,
Хочу я вспомнить те года,
Когда другое было время.
Без пафоса, без похвальбы
С перипетиями судьбы
Не медля боле, сей же час
Позвольте познакомить вас.

ЧАСТЬ 1. ДЕТСТВО. ОТРОЧЕСТВО. ЮНОСТЬ.

1.

Валерий, вам скажу, читатель,
Родился на брегах Усы.
Местечко гиблое , увы,
Видать забыл его создатель.
В той Усть–Усе в начале жизни
Прожил герой наш двадцать дней.
И после родиной своей
Ее назвать он не решился!

2.

Судьба мальчишку не щадила.
По тундре взад-вперед носила,
Где кроме снега и оленей
Услышишь разве вой метели,
Иль крик погонщиков далекий.
Там ветер и мороз жестокий.
И он, конечно, навсегда
Запомнил эти холода.

3.

Уклад семьи суровым был,
Всегда в пути, всегда в дороге,
Но мальчик никогда не ныл.
На нартах ездил , в чуме жил,
Играя, прыгал с крыш в сугробы,
И даже кровь оленя пил
На общем празднике забоя.

4.

«Я ничего уже не помню,
И всё почти совсем забыл,
Ведь в детстве были постоянны
Лишь снег, дорога, чемоданы,
Одни отъезды да разъезды
И не было такого места
К чему душой привязан был,
Чей образ сохранило сердце.
Воспоминанья очень зыбки –
Одни отрывки из обрывков» —
Не раз потом он говорил.

5.

Так в этой вечной карусели
Года летели и летели,
Герой подрос, и вот ему
Открыла школа свои двери.
Валера мальчик был примерный,
По всем предметам успевал,
Носил пятерки неизменно
И книжки умные читал.
Учителя его любили!
Ведь больше нечего хотеть!
Но видно тут судьба решила,
Что уж пора ему запеть —
Учитель музыки как раз
Пришел в тот самый первый класс,
Чтоб из десятка голосов
Найти хоть парочку певцов.
С баяном сел, прослушал всех —
И у Валеры был успех,
Он массу получил похвал
И запевалой в хоре стал.
Потом солистом , а оттуда
Недалеко и до дебюта…

6.

Чтоб свой талант он перед всеми
Мог показать во всей красе
Ему нужна, конечно, сцена!
Там будет он иметь успех
Ведь удивить он сможет всех
И вызвать чувство восхищенья.
Исполнить песню рыболова
Как просто это и не ново,
Но если сцену разыграть,
Свою рыбалку показать,
То новое в искусстве слово
Он сможет сразу же сказать!
Решив так – принялся за дело.
Легко, уверено и смело
На сцену сделал первый шаг…
А в зале полный был аншлаг,
Пришел смотреть и стар, и млад,
На новоявленный талант.
Валера поклонился залу,
А вот и песня зазвучала,
Он в табуретку-полынью
Закинул удочку свою…

7.

За ножку леска зацепилась…
Премьера с треском провалилась
И незадачливый артист
Сбежал под возмущенный свист.
Забился в угол, на колени
Ручьями слезы полились.
И он решил, что вот на этом
Карьеру нужно прекратить.
Себе поклялся, что на сцену
Не станет больше выходить!
Но все пройдет, прошло и это
Обида, горечь и провал.
Тянула как магнитом сцена
И он пред ней не устоял.
Не устоял и это к счастью,
Что обещанья не сдержал,
Ведь от своей судьбы всевластной
Еще никто не убежал!

8.

Но климат севера суровый
Переменить пришла пора.
И в город Юрьевец на Волге
Перебралась его семья.

9.

В историю заглянем быстро.
Шестидесятые года.
А на дворе-карибский кризис,
И снова нам грозит беда.
Мы с Кубой дружбу завязали
И Запад этим напугали,
Притихли как-то очень быстро
Проклятые капиталисты!
Кипит советская страна —
Она событьями полна.
Культ личности уже развенчан,
И этот факт увековечен
В решеньях съезда и сейчас
Настала оттепель у нас!
Энтузиазмом так полны
России светлые умы,
И головы всего народа
Пьянит внезапная свобода.
А шар земной весть облетела-
Ракета в космос полетела-
А на борту — наш, русский парень!
Советский человек! Гагарин!
Мы впереди планеты всей!
А вдалеке от всех вестей,
От всех великих треволнений,
Международных потрясений,
Где Волги ширь и тихий плёс,
Там в Юрьевце мальчишка рос.

10.

Как все советские подростки
На мир смотрел он ясно, просто,
Был настоящим пионером,
Во многом мог служить примером,
Но иногда озорничал-
В сады чужие залезал,
И там с друзьями — пацанами,
Зелёных яблок набирали,
И убегали от собаки,
Бывало, затевал и драки,
За то его ругала мать.
Ещё он обожал читать.
Часами мог с любимой книжкой
Сидеть, задумавшись, парнишка.
Майн Рид, Жюль Верн,
Марк Твен, Беляев
Миры другие открывали,
И он мечтал, что непременно
Он будет Капитаном Немо!
А может даже Ихтиандром!
Или в космическом скафандре,
На быстрой, маленькой ракете
Он полетит к другой планете,
И как Гагарин будет смелым,
И на Луну шагнёт он первым!
Он всё на свете знать хотел,
К тому же многое умел —
Колоть дрова, доить корову,
С портфелем книжек бегал в школу,
Ещё любил ходить в кино,
В волшебный мир влекло оно.

11.

В 13 лет душа проснулась,
Ему открылась красота,
К искусству сердце потянулось,
И это было неспроста!
Ведь все кружки, что были в школе
Он стал прилежно посещать,
Петь, танцевать, и даже боле-
На тубе начал он играть,
Умел и шить, и рисовать,
Акробатические трюки
Мог виртуозно выполнять,
Конечно, начал выступать
И многим полюбился вскоре.
Он ярким был и заводным,
Использовал костюмы, грим,
На сцене вмиг преображался,
В кого угодно превращался.
И педсовет тогда решил,
Что он умён и очень мил,
К тому ж, у мальчика талант!
Валера этому был рад.

12.

Шестой, седьмой, восьмые классы
Освоил мальчик наш прекрасно,
А после, трудно хоть представить,
Но школу он решил оставить.
Стремясь скорее повзрослеть,
Наукой новой овладеть,
Решил он время не терять,
Поехал в Муром поступать.

13.

Теле какие-то системы
Манили тайной несомненной,
И актуальностью идей,
И .. непонятностью своей.
Сие красивое названье
Валера принял за призванье…
Ошибку осознал он быстро,
Когда и формулы, и цифры
Вмиг навалились на него!
Он в них не понял ничего,
Предмет успешно завалил,
В общаге пол везде помыл,
Несостоявшимся студентом,
Он в Юрьевец, домой отбыл,
Где без дальнейших инцидентов
Успел вернуться в самый раз,
Чтобы пойти в девятый класс…

14.

Промчались школьные года
И вот, пришла пора тогда
Решать, кем быть, куда податься,
Чем в жизни всё же заниматься.
И как ни странно, у Валеры
Была заветная мечта,
Никак не связана со сценой.
Влекла мальчишку глубина,
Дно мирового океана,
Романтика, иные страны.
Мечта звалась «океанолог»,
Валеру ждал Владивосток,
Ведь только в нём одном и мог
Он изучать глубины вод,
Но путь к нему был очень долог,
Ещё к тому же сильно дорог.

15.

Узнав про юное стремленье
Родители пришли в смятенье —
Как отпустить родного сына
В далёкий, незнакомый град??
Туда дорогу он осилит,
Но вот, вернётся ли назад?!
Семейный маленький бюджет
Потянет лишь один билет..
А в жизни всякое бывает,
Вдруг он экзамены завалит,
Захочет прилететь обратно,
А как, на что? Нет, непонятно!
И что ж? Без средств он, как и ныне
Скитаться будет по чужбине???
Да ни за что и никогда!
Ну, значит просто не судьба!

16.

Но что же делать, как же быть,
Чему- то нужно посвятить
И пыл, и юное дерзанье,
Ум, красоту и дарованье!
Ответ был найден очень быстро —
Идти учиться на артиста!
Наверно так сам Бог велел
И сцена — вот его удел!
Недаром был он в школе первым,
Когда касалось дело сцены!
Решил он больше не тянуть
И с ГИТИСа начать свой путь
К вершинам славы и успеха.
В Москву! В Москву! Как в «Сестрах» Чехов
Писал в былые времена.
Всегда манила всех она.

17.

Москва не волжский городок!
Провинциальный паренек,
Он поначалу растерялся,
К тому же очень испугался,
Когда увидел конкурентов,
Столичных абитуриентов!
Таких красивых, стильных, модных,
Самоуверенных, свободных,
Ну сплошь Лорены и Делоны!
И говорят как Цицероны,
Все правильно владеют словом,
А он, как Фрося Бурлакова
Прожил уже довольно долго
На берегах прекрасной Волги,
И характерный говорок
Забыть так сразу и не мог.
Куда ж теперь ему податься!
Ведь будут все над ним смеяться!
Тут парня ужас охватил,
Он все амбиции забыл,
И понял — состязаться глупо
Со звездами из Голливуда!
Забрал скорее документы,
Опять ему не быть студентом,
С Москвой он быстро распрощался
И в Юрьевец домой подался.
Вот так наш будущий кумир
Не смог попасть в богемный мир.

ЧАСТЬ 2. ТРУДОВЫЕ УНИВЕРСИТЕТЫ.

1.

Как много он сменил профессий,
Как много понял и узнал,
Пред тем, как в шоу поднебесье
Звездою яркой засверкал!
Когда случилось это чудо,
Возник он словно ниоткуда!
Ведь на эстраде было тихо,
И вдруг ворвался он, как вихрь,
Все звезды прежние затмил
И публику в себя влюбил,
Как Юлий Цезарь говорил –
Пришел, увидел, победил!
Так это может показаться
Кому- нибудь на первый взгляд.
Но был не сразу гром оваций,
Путем ошибок и преград,
Как по ступенькам, шаг за шагом
Он шел вперед к своей мечте,
И с дерзкой , молодой отвагой
Не изменял ни в чем себе.
И слава только лишь тогда,
Его в объятья приняла,
И усмехаясь , вознесла
К вершинам звездного Парнаса…
Да, но вернемся все ж к рассказу,
Все это будет, но потом,
Остановились мы на том,
Как в отчий дом он возвратился
Несостоявшимся артистом.

2.

Но мама с папой были рады —
«Какие там ещё эстрады!
Какие песни, танцы-шманцы!
За ум, сыночек, надо браться!
На хлеб ты песню не намажешь,
Из танца свитерок не свяжешь!
Пора профессию избрать,
Чтоб крепко на ногах стоять,
Чтоб дать могла обеспеченье,
Стабильность, деньги, уваженье!
А не какие-то химеры!»
Такие речи наш Валера
Выслушивал по сотни раз…
И чтобы не сидеть на шее
У мамы с папой, в самом деле,
Пополнил он рабочий класс.
Работы не было приличной,
Позвал его завод кирпичный…
Подсобник — тяжкий труд, до пота!
Печей плавильных смрад и жар,
Но в воскресенье и субботу
Душой Валера отдыхал.
Пел, танцевал, играл отлично,
И мир иной, мир артистичный
Его всё больше увлекал.

3.

Прошла зима, промчалось лето,
И снова поворот сюжета —
В Анапу, к морю, в теплый климат
Позвали жить семью родные.
Его с собою забирали,
Ведь взрослым мальчик стал едва ли!
Они тревожились о сыне —
Образованья нет в помине,
Чего он хочет — непонятно,
И объяснить не может внятно,
Одни какие-то мечтанья,
От жизни далеки реальной!
А там он под присмотром будет,
Глядишь, и блажь свою забудет,
Остепенится, в люди выйдет,
Со временем и попривыкнет.
Найдёт жену, родит детей ,
И будет всё, как у людей…
Семья, доход, работа, дом!

4.

Анапа встретила дождём
И межсезонную тоской
И серо-бурою волной.
Ну что же парню делать тут!
В депрессию так впасть недолго,
Но спас его конечно труд
От меланхолии глубокой.
На стройку он пошёл трудиться,
Ведь это очень пригодится
В дальнейшей жизни несомненно!
И он втянулся постепенно.
Всё каменщикам помогал,
И кирпичи им подавал,
А сам поглядывал украдкой,
Как овладеть искусством кладки.
Сей увлекательный процесс
Уже в нем вызвал интерес,
Он начал представлять тогда,
Как будет строить города,

Быть каменщиком — так почётно!
И просто так! И благородно!
Строитель — вот его стезя,
А о другом мечтать нельзя…
Но что-то мучило его,
Твердило, мол, не то! не то!
И наш Валера стал опять
В тоску зелёную впадать.

5.

Зато родители вздохнули —
Предчувствия не обманули!
У сына вроде жар прошёл,
Работу по душе нашёл,
Глядишь, и женится теперь.
И будет всё, как у людей.
Так мама с папой рассуждали
И даже не подозревали,
Что их сыночек в это время
Задерживаясь после смены,
В отштукатуренных стенах
Опять витал в своих мечтах!
И слышала пустая стройка
Как пел он радостно и бойко,
Вовсю рулады выводил
И этим душу отводил.
Пришлось родителям узнать —
Сын собирается сбежать,
Уехать в Юрьевец обратно!
Не глянулась ему Анапа,
И здесь он жить не хочет долго.

6.

Вот вновь пред ним родная Волга
Знакомый дом и старый сад.
Как год, как два, как три назад.
Вот только он уже другой,
Самостоятельный такой,
Серьезный, взрослый и свободный,
И может быть он кем угодно,
Открыты перед ним пути,
Но надо знать – куда идти?
И всё же надо что-то кушать,
Без денег в мире не прожить,
А он пока не смог решить,
Чего ему на свете нужно!
Поймет он позже, а пока
Освоит труд почтовика.

7.

Зима в тот год была суровой…
С тяжелой сумкой почтальона
Он пробивался сквозь пургу,
И по колено вяз в снегу.
Отчаявшись уже совсем
Он мерз и думал – Ну зачем?
Зачем родился он на свет?
Зачем прожил 16 лет,
Чтоб ничего и не успеть,
И здесь в сугробе помереть?
Нелепо, глупо и смешно!
Нет, однозначно, решено –
На это тратить жизнь грешно!
Ну а на что? Понять пора,
Твердят родители, сестра,
Женись, работай, будь как все,
Иначе пропадешь совсем!
Но верил он, не пропадет,
И всё равно своё найдёт
И место в мире, и судьбу,
Ту, что назначена ему.

8.

Всё будет, будет! Дайте срок –
Ну а пока наш паренёк
Весь в солидоле и бензине
На фабрике льнянопрядильной.
Тесемщик-смазчик назывался.
Два года так прокувыркался
В солярке и машинном масле,
Ходил весь грязный и чумазый,
Такой простой, рабочий парень –
И все его « Валеркой» звали.

9.

Но лишь рабочий день кончался –
«Валерка» вмиг преображался –
Красивый, лёгкий, молодой,
И утончённый весь такой,
Как денди лондонский выходит
Одетый по последней моде!
По вечерам он в клуб спешил,
Ведь только там тогда и жил
Когда на сцене небольшой
Пел, танцевал играл с душой,
Выкладываясь без остатка,
И в нем уже была загадка!
Все говорили – Вот так, так!
А наш Валерка не дурак!
Талантлив очень и упрям,
Куда уж до него всем нам,
Он парень сильно непростой!
Как пить дать , станет он звездой!
Валера в это тоже верил,
Но грызли всё ж его сомненья,
Что это лишь самообман,
И лести сладостный дурман.

10.

Станки, цеха, ремни, машины,
Агитбригада, сцена, клуб.
Всё проносилось торопливо
В мельканье дней, часов, минут.
Вот парню стукнуло семнадцать,
И тут взяла его тоска!
Идут года. Определяться
С призванием ему пора!
Ведь он не будет до седин
Умасливать кишки машин,
И под станками кувыркаться!
Менять всё надо и меняться.
Сам понимает, не дурак!
Но только — где? Когда? И как?
Он, к сожалению не знает,
И мысли эти словно яд
Ему всю душу растравляют!

11.

Но в час столь горьких размышлений,
Ночей бессонных, треволнений,
Вдруг за него взялась сестра.
Она на севере жила,
Но без особого труда
Разбила все его сомненья,
И помогла ему тогда.

12.

Как птицы письма полетели
К нему из дальней Воркуты –
«Учёбу, братец, сделай целью,
Спустись на землю с высоты!
Года идут, не остановишь,
Чего же в Юрьевце ты ловишь?
Там глухо всё, не видишь что ли,
И жизнь тебе менять пора!
Кончай валяться в солидоле
И приезжай» — звала сестра.
«Тебе нашла я очень верный
И подходящий вариант —
Ты станешь горным инженером!
Жду в Воркуте. Решайся, брат!»

13.

Так было сказано что надо
В момент душевного разлада,
И он вздохнул — сестра права!
Здесь ничего ему не светит,
И чем плоха та Воркута?
Места похуже есть на свете!
К чему мечтать, хотеть, стремиться,
Пусть будет то, чего все ждут —
Он там закончит институт
И будет счастливо трудиться.
Обрадуется мать, отец,
Что он смирился наконец.
Ведь как там классик говорил,
Когда был свет ему не мил,
«Привычка свыше нам дана,
Замена счастию она…»
И он привыкнет, и спокойно
Жить будет, тихо и пристойно.
А сцена, пение… Смешно!
Кому он на эстраде нужен!
Да, он уедет! Решено!
И никому не станет хуже!
Ведь он один, его подружки
Все вышли замуж и давно
Нашли мужей, есть дети, семьи,
Ну так не всё ль ему равно
Где жить? Уедет он на север,
Здесь не оставит ничего.
И хватит думать да гадать,
Пора манатки собирать.

14.

Однако, не нажил богатства,
Особо нечего и брать —
Вот книги, томики Стругацких,
Он очень любит их читать
И ни за что здесь не оставит!
К тому же это сердца память…
Ну что ещё? Одежда, вещи,
Вот весь багаж. И хорошо,
Ведь уезжать намного легче,
Когда тебя ничто не держит,
И ты не должен ничего….

15.

Пути судьбы неизъяснимы,
И вряд ли думал он тогда,
Что расстается навсегда,
Со всем, что здесь казалось милым.
Сюда он не вернулся больше,
И Юрьевец не посетил,
Однажды распрощавшись с прошлым,
Он двери в прошлое закрыл.
И жизни новая страница
Ждала, и новая глава
В далекой северной столице
С названьем славным — Воркута.

ЧАСТЬ 3. ВОРКУТА.

1.

Суровый край. Он не для слабых,
И не для маменьких сынков!
Нет! Он для тех, кто по ухабам
К мечте своей идти готов,
А наш Валера в этом плане
Был очень крепкий, стойкий парень!
И пусть пока его мечта
Всё ж оставалась эфемерной,
Он верил в то, что Воркута
Ведет его дорогой верной
И выведет когда- нибудь
На тот прекрасный, светлый путь,
Где про себя он всё поймёт
И счастье может быть найдет.

2.

В нем что-то есть, он это знает!
Недаром постоянно он
Из этой жизни выпадает,
Забыв про пищу и про сон.
Петь, танцевать, играть на сцене!
Ведь это как в огне гореть
И в зал на зрителей смотреть,
Встречая в их глазах участье –
Вот это жизнь! Вот это счастье!
Охвачен юноша волненьем,
Его мечты уносят ввысь…
Но велено ему – учись!
И вновь грызут его сомненья.

3.

Совет сестры он не забыл
И в институт всё ж поступил.
Вот только инженером горным
Себя он плохо представлял,
Шел в «альма матер» неохотно
И всё на лекциях зевал.
Проходки, штреки и квершлаги,
Строенье шахт в подземном мраке
Его совсем не привлекали,
Он полюбить их мог едва ли.
И на занятиях то спал,
А то отчаянно вздыхал
И думал с прежнею тоской –
Неужто это жребий мой!
И суждено мне, черт возьми,
Всю жизнь прокваситься в НИИ?!
И до вершин не долететь
И так однажды помереть,
Забыв свои мечты и грёзы?
Бежать! Бежать пока не поздно!

4.

Но прежде надо ведь понять,
Куда на этот раз бежать,
В какие постучаться двери?
А может быть пришла пора,
Отбросив все свои сомненья
Поверить в собственный талант?
Но в ком найдет он одобренье…
Сестра дала ему понять,
Что песни петь и танцевать
Он сможет, если будет время
И коль придёт ему охота
По вечерам, после работы.

5.

Ну а пока служитель муз
Сначала пусть закончит вуз,
Получит, наконец, диплом
И станет горным инженером,
И хоть запляшется потом,
При деле и окладе верном,
Пускай зальется соловьем,
Раз петь он хочет непременно.

6.

Вот так всё в жизни непонятно
Не знает он, что предпринять,
И коль решится убежать,
Его кто сможет поддержать
И объяснить сумеет внятно,
Как дальше жить ему на свете?
Но тут, его тоску приметив
Судьба ему помочь решила
И с Музой встречу подарила,
А муза та звалась Галина.

7.

Галина ведала искусством
В ДК шахтеров, и искусно
Руководила этим делом
Легко, уверенно и смело,
С большим желанием и чувством.
Она приметила Валеру,
Когда впервые он зашел
Чтоб записаться в местный хор.

9.

А паренёк- то ,то что надо!
Он просто создан для эстрады,
И голосистый, и пластичный,
В нем виден творческий азарт,
Красивый, легкий, артистичный!
Да он находка! Просто клад!
И кем он станет? Не артистом?
Шахтером?! Боже упаси!
Да это всё равно, что кистью
Художника полы мести!
Иль книгой гвозди забивать,
Грешно талант ведь зарывать!

10.

И так она без промедленья
Сумев понять и угадать
Души заветное стремленье
Ему решила помогать.
Валеру за руку взяла
И молодое дарованье
Дорогой трудной повела
Туда, где ждет его признанье,
К вершинам творческого роста,
А это ведь всегда непросто!
И слышал юноша порой –
Валера, быть тебе звездой!
В тебе огонь и божий дар,
Но будь настойчив и упрям,
Учись стремиться только ввысь –
Таким лишь должен быть артист.
И помни мудрые слова –
Цель творчества – самоотдача!
А без неё душа мертва
И слава ничего не значит!
Кружиться может голова,
Но грош цена такой удаче,
Раз не отдал, смеясь и плача
Себя ты публике сполна…

11.

Он слушал эти наставленья
И следовал без промедленья
Советам мудрым и простым,
И вот тогда он стал любим.
На конкурсах и фестивалях
Его участия все ждали,
И восхищенно замирали
Лишь он на сцену выходил.
Кричали парню –«Бис»! и «Браво»!
Пришла негромкая, но слава
И Воркутинскою звездой
Уже Валеру величали.

12.

Но был ли счастлив он?
Едва ли!
Ведь всё напоминало сон,
Когда назавтра , утром ранним
Вновь в институт тащился он,
И жить в чудовищном раздрае
Труднее было с каждым днем.
Пора решиться на поступок…
Но что же делать, как тут быть?
Ведь он собрался, кроме шуток
Себя навеки посвятить
Искусства чистого служенью,
В своем он утвердился мнении,
Что чужд он горной инженерии,
Учебу продолжать – мученье!
Ведь он так часто, по ночам
Несется словно угорелый
В один убогий ресторан,
Через метели и туман,
Трясясь в автобусе часами,
Все для того, чтоб выйти вновь
На сцену с яркими огнями!
Где закипает в жилах кровь,
Где время он не замечает,
Где словно в облаках летает,
Когда про чувства он поёт,
И зрителям их щедро дарит,
И видит, чувствует, они
Ему ведь тем же отвечают,
А если так – какой НИИ?!
Не может быть он там и тут!
И значит горный институт
Ему придется бросить вскоре
И погрузиться, словно в море
В пучины творческого мира!

13.

Но с тем его повременить
Просила мудрая Галина –
Сначала нужно победить
На конкурсе, на важном смотре,
Престижном, ярком и весомом,
Чтоб показать, чего он стоит,
Чтоб доказать, что он достоин!
От конкурса, как от трамплина
Чтоб оттолкнуться он сумел
А там на сцену б и летел
Раз без неё ничто не мило!
Как говориться –«степ бай степ»,
Таланту тоже время надо,
Чтобы он вырос и окреп,
Пусть подождет пока эстрада!

14.

Но вскоре конкурс намечался,
Он «Песня года» назывался,
И в Сыктывкаре собирали
Таланты все из КОМИ края.
А чтобы в их репертуарах
Не обнаружилось крамолы,
Влиянье Запада гнилого —
Заранее всё проверяли,
И если песни отвечали
Советским нормам, то тогда
До конкурса их допускали.
Ведь нужно, чтобы воспевали
Триумф советского труда,
Что вместе мы большая сила,
Народ и партия едины!
И мы, под флагом ленинизма
Бойцы за дело коммунизма.

15.

Валера был боец неважный!
Иные песни петь он жаждал,
И так бывало зажигал,
Что на ушах стоял весь зал!
Взахлеб, в безудержном азарте
Такие трели выводил!…
А вот про Ленина и партию
Не шибко песни он любил.
Он находил, что это скучно,
Индифферентно, равнодушно
Их исполнял с «холодным носом»,
И будет победить непросто
Ему с таким репертуаром!
Не сможет он блеснуть вокалом,
И пластикой сразив своей
Привлечь к себе сердца людей
И членов строгого жюри.
Как ни крути, как ни верти,
А петь про Ильича заветы
И танцевать ещё при этом!
Смешно, немыслимо, нелепо
И что же? Бесполезно это?
Не сможет парень выдать класс,
И конкурс ничего не даст?
Но у него ведь есть другая,
Веселая и озорная,
И с этой песней смог бы он
Свой показать диапазон.
Но здесь большие есть сомненья –
Как спеть её без разрешенья?

16.

Так Галя долго размышляла
И наконец-то поняла,
Как сделать так, чтоб не мешали
Валере проявить себя.
«Ты пой, твоя задача в этом! –
Сказала раз она ему,-
А что нам делать с тем запретом
Сама я как-нибудь пойму.
И коль тебе рукой махну ,
Ты пой, как ты умеешь это!
Будь лишь у музыки в плену,
И ждет тебя тогда победа!
Я знаю, что я говорю,
Я этот шанс тебе дарю!»
Валера, верой той согретый
И друга чувствуя плечо
В себя поверил горячо,
И грезя будущим успехом
На конкурс в Сыктывкар приехал.

17.

О, этот дух соревнованья!
Здесь и удача, и расчет,
Талантов юных состязанье
Кого-то к звездам вознесет
И имя новое прославит,
Кого-то и ни с чем оставит,
Кому-то здесь не повезет.
Валеру малость лихорадит,
И даже прошибает пот,
Опять сомнение грызет
И как-то даже страшновато!
Здесь очень смелые ребята!
Певцы, танцоры, музыканты,
И каждый страстно рвется в бой
И тоже хочет стать звездой!

18.

А это кто ещё такой?
С гранитным ликом полисмена
Стоит у выхода на сцену?
Как памятник! Но нет, живой,
В костюмчике номенклатурном
И с видом грозным, неприступным.
Такого ты не обойдешь,
Через него лишь попадешь
Туда, где ждет давно уж зритель…
То «сверху спущенный» смотритель,
Бдит, чтоб не вышел нарушитель
На сцену с песней вредоносной!
И сладить будет с ним непросто.
Вот на Валеру он в упор
Свой устремил орлиный взор,
Но тут прекрасное виденье
Загородило весь обзор
Чиновнику при исполненье.

19.

Какая дивная картина!
Пред ним прелестная фемина
Неотразимой красоты
Вдруг появилась, словно в сказке,

Щебечет, шутит, строит глазки
С ним хочет перейти на «ты»
Улыбкой милой завлекая.
Смотритель как сугроб растаял
Под взглядом феи молодой
И позабыл, зачем поставлен
Он здесь был, словно часовой.
А тут Валеру объявили,
И тот, свое услышав имя,
На сцену быстренько прошел,
Чтоб песню спеть про комсомол.

20.

Ну спел. Похлопали ему,
Но без особого восторга.
Все это было ни к чему!
Вздохнул наш юноша глубоко,
Сейчас ещё услышит свист …
Но вдруг – кричат ему –На бис!
И знаки подает Галина!
И тут прорвалась чувств плотина,
Воспламенился наш герой
И так зажёг, что ой, ой,ой!

21.

А в это время бедный рыцарь
Вдруг был покинут чаровницей,
Она растаяла как сон –
За голову схватился он,
Когда развеялся туман –
Что я наделал! Я пропал!
Недоглядел! Не оправдал!
На сцене молодой нахал
И петь сейчас такую песню
Никто ему не позволял!
А он поет ведь, хоть ты тресни
И , провалиться мне на месте,
Нас ждет теперь большой скандал!
Пропала вся моя карьера,
Попомнишь ты меня, Валера!
Устрою я тебе, шельмец!
Вдруг слышит он – Какой певец!
Какой талант! Чей это парень?
Да это братцы ведь брильянт
В непрезентабельной оправе!
Мальчишка этот просто клад!

22.

Страж видит журналистов строй.
Бегут взволнованной толпой
И представители столицы,
И очень важные всё лица
Из комитета комсомола,
И говорят наперебой,
Они о том, что станет скоро
Масштабной, яркою звездой
И кто? Нахал тот молодой!
Что спеть посмел без разрешенья
Крамольное произведенье!
Кому сейчас собрался он
Устроить форменный разгон!
Но видно здесь другое мненье,
Выходит всё наоборот,
Мальчишке не разгон, почёт!
Не нагоняй, а благодарность?!
Куда нас это приведет,
Вздохнул чиновник, улыбаясь
И соглашаясь с кислой миной
Со всем, что Галя говорила
О протеже своем любимом.

23.

А из партера долетал
Аплодисментов бурных шквал,
На безобидной Песне года
Никто совсем не ожидал
Страстей нешуточных накал,
Что выдал этот самородок!
И за кулисы прибежал
Он сам, испуганный немного,
Что вызвать смог такой пожар
Обычный танцевальный хит!
А все кричат, что победит
Он с этой песней непременно,
И он конечно будет первым!

24.

Но зря надеялись на это ,
И нарушителю запрета
Второе место присудили,
Решенье это объяснили –
Чтоб неповадно было впредь
Ему без спросу песни петь
Сомнительного содержанья!
Пусть ты талант и дарованье,
Пусть славу прочит хоть весь свет,
А нарушать не смей запрет!
Галину тоже похвалили,
Но всё же выговор влепили.
Однако это выступленье
Валере очень помогло,
Оно уверенность дало:
Что нужно быть ему на сцене.

25.

Чтоб это укрепить решенье,
И чтобы парень наконец
Себя почувствовал привольно,
Решила Галя, что концерт
Пора ему устроить сольный.
За полтора, за два часа
Он все свои приоритеты
Расставит сразу по местам,
Забыв про мудрые советы
И убедится очень быстро,
Что должен стать он лишь артистом!
Артистом, и никем другим!
И посоветовавшись с ним,
Увидела в его глазах
Восторг, волнение и страх.

26.

Какой он всё же скромный парень,
Нередко удивлялась Галя,
И вот откуда это в нем,
Но лишь пред публикой предстанет,
Вмиг загорается огнем!
Она в нем что-то зажигает,
И сам как будто открывает
В себе неведомое он,
Так, что энергии хватает
Его на целый стадион!
Да, он конечно уникален,
Таких один на миллион!
И будет вскоре им гордиться,
Да и не только Воркута,
А может даже и столица,
Когда раскроет он свой дар!
Велик его потенциал,
Но им уметь распорядиться
Ведь нужно и с большим умом,
Чтобы не сожалеть потом
Не однодневкой мотыльком
Мелькнуть и сразу же пропасть,
А зрителям в сердца запасть
И не на день, и не на два,
А на года, иль навсегда.
И вот апрель. ДК Шахтеров.
Забитый под завязку зал.
Прямой, натянутой струною
В кулисах юноша стоял..
А гул упрямо нарастал
Он шум далекого прибоя
Ему сейчас напоминал.
Аплодисменты стихли. Вдруг
Установилась тишина.
И слышит он лишь сердца стук –
Всё. Пробил час. Иди. Пора!
И кинулся на сцену он
Как в пламенем объятый дом.

Заключение.

Всё пролетело словно миг
В полете легком вдохновенья
Он яда сладкого вкусил
Восторга, ужаса, волненья
Всё то, что может подарить
Душе мятежной только сцена,
То, без чего не могут жить
Жрецы и жрицы Мельпомены.
Срывался голос от волненья
И взор туманил рампы свет,
Но понял юноша – мгновений
Дороже этих в жизни нет!
Смешны, пусты его тревоги –
Нет для него другой дороги!
Теперь он понял – он Артист!
Пространство между двух кулис
Житейских радостей блаженство
Ему сумеет заменить,
Здесь он достигнет совершенства,
Здесь людям сможет подарить
Дыханье искреннего чувства.
Он совместит в своем искусстве
Талант актера и певца.
И путь пройдёт весь до конца
Вот только так, а не иначе,
Ведь понял он свою задачу.
Когда нам жизни цель ясна,
И смысл судьбою обозначен,
Нас не пугает пустота,
Ошибки, беды, неудачи.
Мы начинаем свой полёт,
И вера крылья нам даёт.
Так, не теряя больше времени,
Освободив себя от пут
Постылой горной инженерии,
Валера бросил институт.
Недоучившись год притом
И свой не получив диплом.
Родные просто в шоке были,
И день, и ночь его пилили,
Но юноша стоял скалой,
За право сделать выбор свой.
И, наконец, махнув рукою,
Его оставили в покое –
Пускай как хочет, так живет,
Пускай на сцене глотку рвет,
Гоняется за миражами
И сам теперь он всё решает,
Кто будет прав – покажет время.
Вздохнул Валера с облегченьем –
Всё, он свободен и отныне
Открыт для творческих побед!
Нашел свое он место в мире
Назад дороги просто нет.
Он сможет все преодолеть
Он будет жить,
А значит –петь!
И пусть удел его – сомненья,
И пусть судьба его кружит
Готовя взлеты и паденья,
Он будет петь,
А значит жить!..

P.S.

На этом ставлю многоточье.
Заканчиваю свой рассказ,
Но, может быть, его захочет
Продолжить кто-нибудь из вас?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.