Охота жить

2069_21181

Валентина Мешкова

Охота так охота! И каждый подумал о своей охоте и вспомнил свою историю охоты из своей жизни…

«У природы нет плохой погоды, каждая погода благодать» — звучат слова из любимого кинофильма…

Мы их вспоминаем, когда внезапно меняется погода, а планировали поход с палаткой.

Там есть возможность побродить с фоторужьем, запечатлеть свою охоту…

Крайний Север. Климат здесь очень суровый, но красивый. Тут восемь месяцев царствует зима.

Трескучие морозы под сорок.  А если ветер поднял  полет снежинок, они переметают все дороги и тропинки.

Весна, лето, осень… за четыре месяца они сменяют друг друга, как в сказке «12 месяцев».

Город Воркута. Находится он на кольце среди поселков и  светлых дорог,

которые приглашают в гости.

Весной начинается пробуждение. На смену полярной ночи приходят белые ночи.

Снег тает на глазах. Солнышко спускается к закату, и тут же на небо ввысь идет.

Оно не желает отдыхать.

Травка пробуждается мгновенно, за ночь все покрывается зеленым покрывалом.

В тундре трепещут листочки берез. А сами берёзы росточком доходят тебе до колен.

И ягель там рассыпан по кочкам. Купальница  своим жёлтым бутоном кивает и манит, и ждёт твоего взгляда.

Тундра прекрасна во цвете. Иван-чай, как сирень, тут растёт и радует глаз.

Когда летом морошка цветёт и Анютины глазки в букете, сюда бы холст и кисти, и краски.

Склоны ромашками пестреют. Это море ромашек красивых. Они такие белоснежные, а в серединке солнышко горит.

Вот старые гривы Урала мы видим, как в дымке они синеют вдали и нас зовут к себе.

А в ясную погоду горы укрыты снегами, как шалями. Они тебя сопровождают на прогулке и при езде в автобусе, и в машине.

Полярным сияньем увенчанная, простая твоя красота, родная моя Воркута!

Это город моего детства и моего старшего брата,  Детство можно вспоминать всю жизнь.

Звали его Николай. А я для меня он был Николя. Он любил природу и был с ней на ты.

Из окна нашего дома открывался вид на школу, за две минуты можно до нее добежать, а за ней и тундра. Тундра, школа и наш дом —  в таком соседстве мы и жили.

В любую погоды братик мой на лыжи и на склоны покруче, чтоб скорость и смелость испытать.

На день рождения фоторужье родители подарили сыну. Под чутким руководством мне брат разрешил его собрать.

Снимал он всех друзей, одноклассников и природу. Без запаха воздуха этой природы не мог он жить и дня.

И тут забота у него: надо пленку проявить и фото напечатать. И для компании меня

приглашал с ним пообщаться.

Я слушала биографию  снимка, а затем глянец наводила и с фото знакомилась при свете.

Фотоснимки брат  раздавал на память от себя для них. А себе оставлял фото с пейзажами,  с которыми не мог расстаться.

Когда постарше стал, решился братик подружиться с Уральскими горами. Понравилось покорять вершинки горных скал.

Однажды вернулся он уставший, но на вид ужасно довольный. Долго молчал.

И наконец — то  поделился своей радостью:

-Взобрался на самую высокую точку Уральских гор, видел я там герб Воркуты.

Альпинисты его там установили.

Николя  увлекся и рыбалкой, а какая тундра без рыбалки. Рыбка  северная на вкус

очень нежная, а  мясо  белое, как снег.

И вот пришел брат с рыбалки, конечно, с рыбой. Стала приставать: «Что за рыба, и с чем ее кушают?»

Я же маленькая для него. На вопросы он не стал мне отвечать, а попросил выставить на стол соль, перчик молотый и немного чеснока порезать тонко.

И для меня он начал делать скороспелку. Рыбу он почистил, разделал, нарезал маленькими кусочками, в тарелочку положил и туда приправу, что я приготовила.

Тарелочкой накрыл и встряхнул и через пять минут готово. Вкуснее рыбы я не пробовала,  ее я просто раньше не любила.

И сейчас вспоминаю я вкус той рыбки и ту беседу за столом со старшим братом.

Дело было вечером, делать было нечего, и во дворе гуляла детвора. Небо затянуло тучками, но дождя никто не хотел и не ждал.

Николя с друзьями были во дворе и о чём-то громко разговаривали. Брат меня к себе подозвал и спрашивает, пойду ли я с ними в тундру: «Путь неблизкий, только не пищать и не стонать».

Я тут же согласилась, пока он не передумал меня с собою брать. Шли мы долго, через кусты пробирались. Они были под два метра, а может мне это тогда только казалось.

Болотца небольшие обходили, которые встречались на пути.

Шли и через большие полянки и срывали ягодки морошки. Они ждали нас. Вот- вот лопнут от своего сока.

За  шутками и за разговорами мы и не заметили, как подошли к трем небольшим озеркам.

Они были, как голубые острова на зеленом покрывале. Их отделяла узкая полоса земли.

И все это напоминало сердечко. Вода была очень прозрачная и прохладная.

Брат с друзьями  часто бывали здесь. Ловили рыбу или просто с девчонками  отдыхали.

Успели босыми ногами по воде пройтись. Погреться и у костра, под легкий ветерок

полюбоваться язычками  огня.

А возвращались мы по трубам, которые  вели  нас домой. По ним бежала вода,

которую качали из земли, —  вода для нашей жизни. Она была чистейшая на вид и на вкус, как родниковая.

Бежали наперегонки по трубам, спрыгивали и находили кустики ежевики. Ягодки сочные, сине-лилового цвета. А говорят, ежевика  на севере не растет.

Между делом и водичку успевали попить из-под кранов, которые красовались  на трубе.

Прогулка по тундре завершилась, и мы  довольные  вернулись домой.

Пути были действительно неблизкими  для меня. В прогулке к озеркам пришлось вернуться в мир своего детства.

Человек рождается для Жизни и для «Охоты» в этой жизни.

Зачем и для чего? — вот в чем вопрос.

 

Продолжение цикла: О чем пел петух? 

Охота жить: 5 комментариев

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.