О трудностях английского воспитания. (Из записок «русской бабушки»)

Лидия Белова

Трехлетнего Алекса было воспитывать непросто. Он еще русского языка совсем не знал. Ему было сложно отзываться на мои реплики. Его замечательная память и природная любознательность очень помогала ему в общении со мной. «Нельзя», «можно», «играть», «пойдем» — это первые слова, которые он запомнил. Алекс рос и слова запоминал более сложные. Говорил уже целые фразы. «Не ешь гадость», «иду угощать», а дальше еще круче: « Да бли-иин» говорил, когда проигрывал в домино. «Ух, ты!» — стало его любимым выражением, когда удивлялся чему-то.

Буква «ы» никак не давалась. Ну нет такой буквы и такого звука у англичан! А слово «четыре» надо было тоже как-то выговаривать. Он едва осилил это к шести годам. Слово «конфетки» прошло сразу на «ура». Слово «угостить» заменилось на «гостить». «Иди сюда» и «отстань» пришло от внука Марка, когда тот приехал в гости и увеличил Алексу словарный запас.

Алексу на тот момент было три года, Марку четыре. У них каждый день решался вопрос – кто лучший ? Кто дальше прыгнет или кто дальше плюнет. Споры из за игрушек и выяснения отношений приносили взрослым много хлопот и беспокойства. Марк не дает себя в обиду и может дать сдачи, что категорически нельзя делать английским детям. Драться нельзя, надо пожаловаться взрослым, по нашему «настучать». «Это не наш метод, Шурик!»- сказал бы известный персонаж из российского фильма. Видимо прошли времена Тома Сойера и Гекльберри Финна. Они бы уж точно разобрались с обидчиками и не наушничали бы взрослым.

В Алексе тоже есть русская закваска, он может подраться, когда его обидят. Взрослым приходилось воспитывать по-русски, шлепать по попе и разводить по углам. Это можно делать дома, но не на глазах у посторонних.

Я понятия не имела, как надо в Англии воспитывать детей. Тем более не знала о каких-то запретах в воспитании. Однажды мне это «вышло боком», как говорят у нас в России.

А дело было так. В хороший солнечный денек мы как обычно пошли гулять на пруд. В этот день мы решили покормить местных уточек. Для этого надо было пойти в магазин и купить дешевый черствый хлеб. На прилавке он лежал отдельно и числился последним днем продажи. На Алекса напал каприз, «купи конфеты, баба Лида». «Мама не разрешает. Ты сегодня уже ел конфеты» — говорю я ему. Но Алекс начал вредничать, хватать конфеты с прилавка и засовывать их в карманы. «Алекс, нельзя», «Алекс, у меня нет денег». Ничего не помогает. Он не слушается и начинает убегать от меня. Пришлось его поймать, отобрать конфеты и отшлепать его. Алекс заревел.

Что тут началось! Местное английское общество встало «на дыбы». У покупательницы, стоявшей у кассы затряслись руки, да так, что она не смогла набрать свой пин-код для оплаты товара. В результате виновной в этом оказалась я. Правда, большинство англичан помалкивало. Орали две англичанки. Одна стала выяснять, кто я такая, чтоб так обижать ребенка. Вторая возмущенно воскликнула, что меня надо сфотографировать и мои фотографии куда-то отослать. Кассир отказалась пробивать чек за мой товар. Алекс перестал реветь и с интересом все это слушал.

Я посмотрела на них и сказала, что я иностранка и ничего не понимаю по-английски. Вот тут все и прекратилось. Они все реально «впали в ступор», как у нас говорят. Логика отказала, они беспомощно смотрели на меня и не знали что со мной делать. Я громко по-русски сказала: «Алекс, пойдем отсюда!», поставила на прилавок корзинку с хлебом, и мы, взявшись за руки спокойно вышли из магазина. Вот и все. В магазине осталась стоять безмолвная очередь у кассы. В общем, все как в финале гоголевской пьесы «Ревизор».

На улице была прекрасная солнечная погода. Мы не торопясь пошли вдоль пруда к нашим любимым уточкам. И тут минут через пять вслед за нами из магазина выбежала симпатичная молодая англичанка и с виноватым видом  догнала нас. Как оказалось позже, она работала менеджером в этом магазине.

«Вы действительно ничего не понимаете по-английски?» — спросила она. «Да, не понимаю»- ответила я по-английски, понимая, что она сказала мне. Душил смех, я еле сдерживаюсь. Мне вспомнился эпизод с Юрием Никулиным из фильма «Бриллиантовая рука» :»Ты глухонемой?», «Да». Очень похоже. Ее не смутил мой ответ, и она взволнованно начала мне объяснять, что я приехала в такую страну, в которой нельзя ни шлепать, ни стукать детей ни по каким частям тела. Говоря это, она мне показала жестами на себе. Дальше она рассказала мне о своих двух сыновьях, которых сложно воспитывать, не наказывая, и что она меня прекрасно понимает. Могут даже вызвать полицию в такой ситуации.

Я рассказала ей, откуда приехала. Сообщила, что в я в гостях у дочери и зятя, что внук ходит в местный детский сад. Мы довольно мило с ней расстались, улыбаясь другу другу. Потом , встречаясь на улице, мы обе здоровались и спрашивали, как дела?

Алекса я слегка пугнула: «Вот видишь Алекс! Нас могли забрать в полицию. Ты плохо себя ведешь!». Больше такого не повторялось. Я стала ходить в магазин без внука.

Ну вот, теперь я кое-что знаю о воспитании. Я начала с интересом наблюдать, а как же другие здесь воспитывают детей. Это заметно было на детской площадке, куда дети приходили вместе с родителями.

Должна заметить, что детские площадки в Англии замечательные. Территория площадки огорожена невысоким заборчиком, в нем сделаны калитки для входа. Посажены высокие зеленые кусты. Вокруг горок, турникетов, лесенок, качелей насыпан мягкий мелкий чистый песок. Дети снимают обувь и носки и бегают босиком даже в прохладную погоду. Считается, что это очень полезно. Ноги отдыхают, и идет закалка организма. Поставлена удобная сидячая «тарзанка», на которой катаются дети и взрослые. Собак выгуливать запрещено. Уборщика мусора я никогда не видела, но чистота была всегда.

Я как-то наблюдала за мальчиком лет девяти. Он сидел на песке, закопав в него ноги и сыпал песок на голову себе и другому мальчику. Им обоим это нравилось. Папа не мог заставить сына прекратить сыпать песок на голову. Он уговаривал его пойти домой. Его ждали две сестренки, но мальчик не слушал папу, он даже не обращал внимания на него. А папа уже »исходил на мыло», потому что наказывать нельзя, можно только уговаривать, что совсем не действует. Это продолжалось минут двадцать. Папа охрип и вспотел. Потом сестры мальчика не выдержали, подошли и вытянули брата из песка за обе руки. Мне стало жаль английских родителей, тяжело им дается воспитание детей.

Очень интересно в маленьких городках проходит праздник Хэлллоуин. Наш поселок не исключение. Праздник почему-то считается детским. Подготовка проводится родителями заранее. Шьются или покупаются костюмы ведьм, вампиров, привидений и всякой другой нечисти. Покупается очень много разных конфет, которые раскладывают по коробкам, тарелкам, пакетам. Костюмы надевают детям, хотя некоторые взрослые тоже охотно наряжаются. Разрисовываются лица по принципу — чем страшнее, тем веселее. В праздник Хэллоуина вся это толпа ряженых разгуливает по улицам городка и стучится в дверь каждого дома. Я бы сравнила это с обычаем колядования, как у восточных славян. Дети, стуча в дверь, должны просить конфеты у хозяев дома. Попробуй только не открыть, они будут долго стучать и уходить не будут, пока им не вынесут угощение. Надо пожелать детям счастливого Хеллоуина и не забыть вскрикнуть от восхищения их устрашающим видом .

Я не психолог и не педагог. Я обыкновенная русская бабушка. Только время покажет, какими вырастут мои внуки. Только могу сказать, что актриса Рина Зеленая в образе черепахи Тортиллы в детском фильме про Буратино не стала бы в Англии положительной героиней. Ведь она спела в песне:

Юный друг, всегда будь юным!
Ты стареть не торопись!
Будь веселым дерзким, шумным!
Драться надо, так дерись!

Если читатели будут комментировать мою главу, мне будет интересно их мнение.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.