На скрещении дорог

Олег Бобров. Имя твое — Надежда!

Кафе «Георг V», расположенное на Монмартре, в семь часов вечера, было полупустым. Жак кивнул знакомому метрдотелю и,  когда они сели за столик, повернулся к Вере:

-Что будете заказывать?

Макарова  произнесла:

-Если можно, то  апельсиновый сок и канапэ.  Вынуждена  соблюдать диету, сами понимаете. 

Артюи хмыкнул:

-Понятно. Ну, а поскольку,  диета мне ни к чему, парочку бутербродов с тунцом  и бокал Шато-Марго.

Ожидая , пока заказ будет выполнен, она отвлеклась, рассматривая заведение. Что и говорить, поглядеть было на что. Витражи, выполненные в стиле средневековых часовен, создавали ощущение какой-то легкости, стремительного неуловимого движения. Лампионы под потолком бросали колеблющийся, какой-то призрачный свет на стены, оклеенные обоями под старинный камень.

Артюи,  когда принесли   заказанное, сделал  приглашающий  жест:

-Давайте сначала,  отведаем, местной кухни. Она весьма не дурна .

Когда с соком, печеньем, бутербродами и вином, было покончено, Жак поерзал на стуле   и с видимой неохотой  произнес:

-Поверьте мне, госпожа Макарова,  я бы не стал отвлекать вас от дел, но женщины.. Ах , эти женщины.  У них свое мнение.

Вера глянула на него чуть удивленно:

-Простите, не поняла. Поясните.

Мужчина вздохнул и начал издалека. Он предприниматель. У него целая сеть поставщиков. Ассортимент одежда и обувь.  Помимо этого строительные подряды.  Филиалы есть в нескольких странах Европы.  Дело идет весьма не дурно. Счастливо женат уже десять лет, жена Ивонна. Но дело в том, что бизнес, выражаясь по-английски, требует  документооборота, нужных, проверенных людей.  Он сам, Жак Артюи, крутится, как белка. За бухгалтерией  и качеством продукции смотрит жена.   Но ему нужна хорошая, толковая секретарша.  Все, кто приходит, поработав месяц — три, отметаются по нескольким причинам.

Причина первая заключалась в том,  что , по мнению Жака, смазливая физиономия не заменит педантичности и исполнительности. Вторая — это то, что секретарши, как правило,   молоды и глупы. Они искренне считают, что обязаны нырнуть хозяину в кровать.  Видит Бог, можно считать французов  легкомысленными болванами, но он, Жак Артюи, не из их когорты. Третий фактор, влияющий на краткосрочность пребывания, женщина на секретарском месте — это их  неумение держать язык за зубами и чувство собственного величия, которым они переполняются. Вот в принципе и все.

Вера поглядела на собеседника с легким недоумением .

–Ну,  в принципе мне все понятно. Однако какое ко всему этому я имею отношение?

Мужчина вздохнул:

-Ивонна, моя жена,  побывала на нескольких ваших проходах,   и она свято уверена, что лучшей кандидатуры на пост секретарши, чем вы, мне найти не удастся. Именно она настояла на том, чтобы я сделал Вам предложение уйти из модельного агентства  и перейти ко мне на работу. Обдумайте мое предложение, условия можем обговорить сейчас, можем тогда , когда вам убудет удобно.

Вера посмотрела собеседнику прямо в глаза и чуть наклонила голову:

-В России говорят: «Кота в мешке не покупают».  Поэтому , хотелось бы знать конкретно, что  вы намерены предложить?

Артюи достал из кармана маленький блокнот и, видимо,  по привычке начал делать в нем какие-то пометки, одновременно  напористо говоря:

-Ну, что же, если разговор деловой, то  он деловой. Обязанности, документооборот, входящие, исходящие, регистрация бумаг, разного рода, деловые поручения, иногда составление графиков, появление время от времени со мной на переговорах, деловых встречах и раутах.  Естественно — знание этикета, наличие  и соблюдение дресс-кода. Вы знаете языки?

Вера ответила,  чуть растерявшись — настолько все было неожиданно и быстро:

-Да , четыре языка. Помимо русского и французского,  испанский и английский.

Артюи   знаком подозвал официанта и попросил принести бутылочку «виши». После этого он молчал несколько минут, а затем произнес:

-Знаете, сказали бы мне раньше, не поверил бы.

Вера глянула ему прямо в глаза:

-Чему бы вы не поверили?

Жак  в первый раз за все время беседы улыбнулся,   и стало видно, какая у него может быть славная открытая улыбка:

-Не поверил бы,   что в двадцатилетней девушке может сочетаться ум, красота и сильный характер.  Оплата ваша  будет составлять, —  он черкнул что-то в блокнотике,-  двести  франков в неделю.  Деньги очень недурные.  Ну, соответственно , если внеурочная работа, то  доплата.  Рабочий день с 8 до 18-ти часов.  Один выходной.  Вас устраивает?  Кстати,  если   вы  не против, я буду звать вас Вики.  У вас   достаточно  трудное для французской грамматики  русское имя. Для вас, я просто  Жак .Так по рукам, Вики ? Испытательный срок — два месяца. Договор можно подписать хоть завтра в моем офисе , на улице  Виктора Гюго.

Вера посмотрела на этого сильного, уверенного в себе мужчину длинным изучающим взглядом и,  машинально стукнув ногтем  по краю кофейной чашечки, ответила:

-Благодарю вас,  Жак. Предложение действительно очень заманчивое. Спасибо вам и вашей жене. Но, извините, на данный момент оно для меня неприемлемо.

У Артюи было такое выражение лица, словно он проглотил вилку. Однако, он,  сдержался и сухо произнес:

-Чем же оно вас не устраивает, Вики?  Оплата? График работы?

Макарова чуть качнула  модной туфелькой:

-Сейчас я не могу разорвать контракт с фирмой «Маеб».  Он заключен до конца ноября. Мне придется платить неустойку.  И к тому же не хочется быть неблагодарной к людям.  Так что.. извините .

Жак неожиданно  молодо расхохотался:

-Это единственное, что вам мешает? Однако вы стоите дороже ,  чем я думал.  У вас существуют, Вики , принципы. Большая редкость  в дни наши. Это единственное,  что вам мешает?  Обязательства перед модельным агентством?! Прекрасно . Через три месяца, я жду вашего звонка. А сейчас ,- он приподнялся, — может быть , по случаю того, что наши мнения и интересы совпали, выпьем шампанского? Тут есть,  очень даже не дурной «Дон-Периньон».

Вера, а вернее, теперь и навсегда — Вики, отрицательно качнула головой:

-Прошу простить, но мне пора. У меня дома престарелая мать и не совсем здоровая тетушка. Спасибо, Жак. До встречи.

Прекрасен был вечерний Париж,  древний и вечно молодой. Под платанами и каштанами,  шепчутся и вздыхают  влюбленные пары, переливается  Эйфелева башня, зазывно горят витрины магазинов, бистро, ресторанов и варьете. Здесь не бывает скучно, здесь всегда есть место для души  и ума, для сердца и размышлений. Мириады огней отражаются в Сене и Луаре , сияют и зовут звезды, переливаются мосты.

Вики внезапно ощутила прилив какого-то совершенно юношеского восторга. Город,  словно подхватил ее в свои объятия, понес, закружил в стремительном водовороте жизни.  А как еще реагировать на мир? Тебе едва перевалило за двадцать, ты  молода, хороша собой, тебе предложили приличную работу, позволяющую верить в будущее. Что еще нужно, когда в избытке сил и все трудности жизни, кажутся преодолимыми? Сейчас так и хочется скомандовать самой себе: Гран Рон!-  и помчаться в стремительном вальсе, когда безумствуя  и наслаждаясь, забывает обо всем человек, когда испытывает душа  востор , подобный первобытному, потому что,  ты молода, потому что , вся жизнь расстилается перед тобой.

Вики  не заметила, как в сознании ее зазвучал любимый старинный вальс «Волны Эгейского моря» и она с обычного шага, перешла на плавный, танцевальный.     Шедшая ей на встречу  группка молодежи поглядела на нее  с доброй усмешкой и пошла дальше.  Качает человека Париж  на крыльях молодости, крутит в ритме наслаждения жизнью — так каждый право имеет веселиться.

Макарова взглянула на маленькие часики, висевшие на цепочке, и всплеснула руками .  Уже почти десять, мать и тетка наверняка волнуются. Сейчас  надо ловить такси и скорее домой в  так знакомое предместье  Бельвиль, где снимают они квартиру. Снимают, куда деваться. Покупка своего жилья для эмигрантов до сих пор сродни мечте  о полете к звездам.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.