Исповедь фигляра

Олег Бобров

Площадь рыночная.
Грубые подмостки.
Занавес  раздернул балаган.
Водевиль  на площади играем,
Мы объездили уже немало стран.

Я  фигляр, артист бродячей труппы,
Мне слугу играть пора сейчас.
Вижу я , народ  на площади теснится,
Вижу сотни любопытных глаз.
В роли я — прохвост, я — вор, развратник,
Открываю сердце и замки.
Хорошо, что заглянуть никто не может
Мне , фигляру, в сердца уголки.
Из монастыря бежал когда-то.
Думал я, мои подмостки — мир.
Бредил я  Эсхилом и Сократом.
Думал жизнь артиста — вечный пир,
Балаган передвижной — замена дома,
Труппа — навсегда  моя семья,
Корчить рожи, завывать на сцене —
Роль такая  вечная моя.
Бьют меня —
Я вою, корчу рожи.
Смех толпы!..
Ах, как бы спеть я смог!
Я бы монолог сказал из драмы,
Чтобы слышал мир, земля и Бог!
Шутки грубые и смех трактирный пьяный…
Кто -то сливу кинул!
Не беда!
Град монет, звенят, гремят медяшки —
Значит, обеспечена еда.
Маски кружатся, как будто в карнавале…
Кастаньеты щелкают…
Финальный танец мой…
На поклон  теперь  выходим труппой,
Зрители расходятся домой.
Балаган свой занавес задернул,
Вечер тихо дремлет у двора.
Ужинать пора,
В дорогу утром —
На сегодня кончена игра.
Сняты маски, в сундуке костюмы,
Подана еда, кувшин вина.
Тост мой первый:
-За судьбу фигляра!
Молча выпиваем мы до дна.
Вот артистка  мелко хлеб ломает.
В ролях — сводня, скряга, шлюха.
Скажешь, в жизни,  ролей гаже нет.
При ее талантах — ей пол-мира!
Как она умеет спеть сонет!
Как она на сцене умирает!
В монологе как сплетает вязь!
Что же ждет ее?
Как всех  фигляров,
Солнце, дождь, трактиров вонь и грязь.
Вот хозяин труппы отдыхает.
Пьесы он для герцога писал,
Да не угодил —
Избит  был страшно,
Кровью харкая , в кустах два дня лежал.
Изрекает он: Театр — любовь народа.
Но мы знаем все, что мир- театр,
но есть слово терпкое — свобода.
Вот актер у огонька согнулся.
Он герой, горят глаза, блестят клинки.
Горожанки ему дарят поцелуи,
А мужья-ревнивцы — синяки.
Я вторую чашу поднимаю:
— С Мельпоменой жизни наши как свеча.
Мы поденщики искусства, мы фигляры,
А театр, порой,  губительней меча.
Завтра утром  стражники откроют.
Мы покинем город навсегда.
Снова балаган зовут дороги.
Стоит хлеб  актерского труда!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.