Хмель из мешка

Олег Бобров

(глава из новой повести)

Хмурое майское утро кралось по земле, скупо освещая глинистые топкие берега реки с говорящим названием Желтые воды, буйные заросли ивы и камыша. Обычно здесь, на окраинах Дикого поля, где терялся в просторе степном глаз человека да буйные ветры колыхали чахлую поросль, было не многолюдно.

Что искать тут пешему или конному? С давних времен , с 15-го столетия, здесь человек человеку — зверь. В случаи войны или мятежа, пройдут пешие или конные, отгремят битвы и стычки,  чьи — то кости останутся лежать в просторе степном, сядет на курган могильный орел — и снова тишина. Сейчас же,  вечером 5 мая 1648 года берега  ничем доселе не примечательной речки, выглядели необычно многолюдно, оглашались множеством звуков.

Скрип обозных телег, мешался со звоном оружия, ржанием лошадей, приглушенным говором тысяч голосов.

Гетман Запорожский Богдан Хмельницкий выводил полки восставших против владычества польских магнатов, крестьян и казаков для встречи с передовыми отрядами польского коронного войска. Сам гетман, грузный атлетически сложенный человек, словно влитой сидел верхом, время от времени бросая негромким повелительным голосом распоряжения,  исполнявшиеся молниеносно.  Взмах руки —  и казачьи  обозные телеги  начинают становиться   привычным для запорожцев   манером  табором, трудно преодолимой крепостью на колесах.

Негромкий приказ — и  пушки ставятся по углам, строятся  в шеренги и ряды, конные и пешие.

О чем думал он, гетман казачий, в эти часы? О том, что сейчас, в эти часы  и дни,   он вступает на путь предшественников — побратимов, ушедших в мир иной так недавно: Остраницы, Павлюка, Сулимы, Гуни,  Скидана, Кизима,    или   ставших уже легендой, казачьих предводителей  Наливайко,  Косинского, Лободы .

Все они ,  пали в боях за казачьи вольности, приняли смерть  от рук палачей, стали  изгнанниками .

Может быть , он размышлял о том, что сейчас его сын Тимош , находится в заложниках у крымского хана, а взамен  ему прислана помощь  в виде отряда крымских татар,  для которых  что казаки, что поляки – неверные?

Татар интересует лишь ясырь — пленные, которых можно продать на рынках  Бахчисарая, Кизикермена, Смирны, Стамбула.

Или он ждал,   что  с часа на час подойдут отряды реестровых казаков, служивших польской короне  и перешедших на сторону восставших, истребив свою старшину и отряд немецкой наемной пехоты? А может быть, он,  опытный, поседевший в битвах военачальник,  отбросил прочь все посторонние мысли и сейчас был сосредоточен на предстоящем сражении?

Этого мы не знаем и не узнаем никогда.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.