Фильм «Шинель» 1926 года

Забытые фильмы

В беседе с Федора Михайловича Достоевского с французским писателем Эженом де Вогюэ прозвучала эта классическая фраза, которая с тех пор передавалась из уст в уста. Кто произнес ее, Достоевский или Вогюэ, и в каком контексте, уже трудно определенно сказать.

Но фраза яркая: все мы вышли из гоголевской «Шинели».

Эту фразу неоднократно повторял и Григорий Козинцев в последние годы своей жизни в бесконечных мемуарах и интервью. Настоящая мировая слава мастерской ФЭКС началась именно с фильма, поставленного по повести Гоголя.

Точнее не по одной повести.

Автор сценария, блестящий писатель и литературовед Юрий Тынянов, сознательно избрал необычный путь: не иллюстрация к гоголевскому тексту, а совершенно самостоятельное произведение по мотивам Гоголя и в стиле Гоголя. И то, что получилось, действительно нельзя назвать экранизацией в буквальном смысле слова.

Юрий Тынянов расширил рамки гоголевского произведения и предложил зрителю увидеть начало того страшного процесса, который сделал Башмачкина почти неодушевленным существом. И как литературовед, он увидел юного Башмачкина в герое повести Гоголя «Невский проспект» художнике Пискареве.

Продолжает свои поиски композиции, эксперименты со светом и ракурсами кинооператор Андрей Москвин.

Вот сцена, решенная в стиле театра теней. Не люди, а тени плетут сети вокруг Башмачкина.

А вот вышедший впервые в новой шинели Башмачкин. Идущий вдоль набережной, с эффектной царственной оградой, он чувствует себя центром внимания.

Действительно, судьба его могла пойти совершенно другим путем. Пискарев — художник, романтик, идеалист. Поэтому он не выдержал встречи с грязной реальностью, сошел с ума. А если был он не был художником? А вот таким чиновничком Башмачкиным? И вот в сюжетную линию влюбленности в «перуджинову Бианку», оказавшуюся проституткой, вписывается молодой, симпатичный, хотя и глуповатый, в еще новой шинели, Башмачкин.

Тут Тынянову пришлось ввести в сюжет еще одну линию. Чиновник — это не художник. Превращение красотки в проститутку не могло бы его так уж напугать на всю жизнь. Чиновника могло напугать другое. И появляется коварный мошенник, которому беспрекословно подчиняется роковая красавица. Мошенника играет фэксовский «специалист» по злодейскому амплуа будущий режиссер, классик советского киноискусства, Сергей Герасимов.

Коварным образом у Башмачкина похищают дело, с которым он работает, и меняют в нем имя. И эта история выглядит в фильме сюрреалистическим кошмаром.

В ужасе Башмачкин впредь отказывается от какой бы то ни было активности — только переписывать! Карьера его на этом завершена, остается только стареть за кипой бумаг.

И конечно в ФЭКСовском фильме не обошлось без Янины Жеймо. Нет для нее роли? Значит, надо придумать. И появляется маленькая бессловесная подручная портного.

Великолепны грезы Башмачкина, в котором будущая новая шинель принимает облик Жены, той самой роковой красавицы его юности. И это уже предупреждение. Эта роковая красавица когда-то разрушила его судьбу и убила его как личность. Это сделает и будущая новая шинель.

 

И тут еще одна додумка Юрия Тынянова. Кто такой этот большой чиновник Значительное лицо? А это тот самый коварный молодой человек, Незначительное лицо, который когда-то выкрал у Башмачкина дело. И теперь в новую схему уложился незапланированный гнев Значительного лица против кроткого беззащитного Башмачкина. В роли Незначительного-Значительного лица будущий писатель, сценарист, киновед, возлюбленный дочери Сталина, Алексей Каплер.

Конец повести Юрий Тынянов осмыслил иначе, чем у Гоголя. Мистический гоголевский финал был уже не нужен. История получилась достаточно выразительно из без этого. Зато появилась сокрушительная деталь: умирающий Башмачкин подходит к столу и корявыми буквами выводит на бумаге официальную формулировку, выводящую его из списка живых.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.