Дракон и Ланцелот.1

1350084850-0083957-www.nevsepic.com.ua

Глава 1

Это не канонический текст. Эта запись была найдена в одной из пещер Шотландии. Даже и не спрашивайте, не скажу. Там сокровища, которые я думаю пустить на оздоровление сегодняшнего общества. На культуру. На образование.

Я не слишком силен в староанглийском и, тем более, в шотландском, и тем более, в кельтском, поэтому  не все в тексте мне самому понятно, но то, что понято, мне кажется достойным опубликования, распространения на широкую публику. Многое может оказаться шокирующим, но мало ли у нас было иллюзий. А Истину искать – благое дело. Я бы привлек специалиста по языкам, но боюсь, – обманет. Лучше уж я сам. Что пойму, — то пойму.

Ланцелот, по записям, знатным не был. И ,к слову сказать, был простым бриттом. Когда в его село пришли саксы, то вырезали все село, а он спрятался в овине среди овец. Саксы ценили печеную баранину, поэтому овин не жгли.  А лишь вытаскивали овцу и пекли на костре. В ту пору Ланцелоту было 14 лет.

До Круглого Стола ему было еще очень далеко.

В соседней клетке спрятался кельт 17-ти лет, знакомый с письмом. Именно он всю историю и записал.

«Саксы – звери. Они всю деревню зарезали (вариант перевода: вырезали). Женщин изнасиловали. И тоже зарезали. Нас осталось двое. Я – Брин, и мальчик Ланцелот в соседней клетке в овине. Он  тогда еще не знал, что я рядом с ним».

Если судить по записям, Брин – незаурядный человек. Собственно, хроники Артура – его произведение. Но, как мы видим, началось все с Ланцелота.

Вообще-то кельты и бритты не ладили между собой, но, оказавшись в одном овине, возможно, они пересмотрели приоритеты. Но я пока не понимаю, почему у Брина вдруг время от времени возникают записи на старом шотландском. Вероятно, у него есть и северные корни.

Следующую запись я перевел так:
            «Когда я переполз к нему, он чуть не зарезал меня ножом, который схватил с кухни, убегая в овин. Мне хватило смелости знаком показать ему «молчок».

«Саксы, утомившись в резне и изнасиловании, стали пировать. В селе был общий погреб, где были бочки с элем и свиными окороками. Этим они и пировали. Это было противно. Бороды их пропитались элем и свиным жиром.

Мы с Ланцелотом смогли проскользнуть в ближайший подлесок. По пути Ланцелот  убил своим кухонным ножом одного из саксов и взял его меч. Тогда я понял, что он будет рыцарем. Я бы так не смог. Я знаю, что я умен, и знаю, что не храбр. Он – храбр».

Время показало, что он еще и умен не по годам, но об этом позже.

«Наши скитания были достаточно долгими. Мне пришлось изготовить лук и стрелы с помощью ножа Ланцелота. Но в цель попасть, я не смог ни разу. А Ланцелот смог с первого выстрела. В глаз вепря! Которого мы и зажарили на костре. Наелись до отвалу впервые за 5дней. Шли мы на северо-запад, подальше от саксов».

Из текста ясно, что ни Ланцелот, ни, тем более его биограф, отнюдь героями не были. Но, тем не менее, путь их был нелегок.

«Ланцелот был всегда молчалив. Либо недостаток культуры, либо просто неконтактность. Я же болтал на каждом костре. Иногда он ухмылялся, а иногда хватался за меч. Ну, рыцарь – он и есть рыцарь, бездумный меч. Но после встречи с Драконом я усомнился  в этой мысли».

Последняя запись была почти неразборчива. Я не уверен, что правильно ее расшифровал и перевел. Строчки были неровными, и буквы были не вполне разборчивыми. G можно было перепутать с D, а H с Е.  Неконтактность можно было перевести, как дебильность. Но я поостерегся.

«Я могу ответствовать лишь за то, что я видел. До этой поры лжи в моих словах не было. И сейчас нет. И не будет.
Мы шли вверх. В горы. Пили из горных ручьев. Ели дичь, которую Ланцелот иногда подстреливал из моего лука.

Однажды, заблудший сакс появился на пути. В железных доспехах. Я так и не понял, как Ланцелот сумел победить его. Меч сакса был в 2 раза больше меча Ланцелота. Но Ланцелот, был ловкий и юркий. И сумел вонзить свой меч между нагрудником и шлемом – в шею. Так Ланцелот  получил доспехи».

По записи видно, что мораль тогда была не слишком высока, и мародерство даже превозносилось, как геройство.

«Горы были высоки. Несколько раз я, ступая на камень, сбрасывал его вниз и сам соскальзывал на день назад. А Ланцелот пёр и пёр вверх. Но ждал меня на очередной площадке. И каждый раз проговаривал: «что-то ты припозднился». А у меня сил не было достойно ему ответить.

Однажды он меня схватил за руку, когда я чуть не свалился в пропасть.

Когда мы забрались выше облаков, было холодно. И страшно! Снег, и сквозь плывущие облака был виден весь мир!

И как я мал в сравнении с этим миром. И как Ланцелот посмотрел на этот Мир сверху!!! С жадностью освоения! Герой – он и есть Герой.

С другой стороны вершины, внизу была пещера. И снега не было. Оттуда шло тепло. Мы аккуратно спустились, и встретились с Драконом».

Продолжение

Автор Валерий Гусаров

 

Дракон и Ланцелот.1: 3 комментария

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.