Дорога чести и отваги

Светлана Зарубина

«Государь Император в 17-й день сего февраля высочайше повелеть соизволил наименовать вновь устраиваемый в Омском военном округе артиллерийский полигон близ станции Тутальской Сибирской железной дороги — «Сергиево-Михайловским». Так 119 лет назад начиналась история нашего Юргинского танкового полигона, где базируется 74-ая отдельная гвардейская Звенигородско-Берлинская ордена Суворова второй степени мотострелковая бригада.

Наша дорога путешествий как раз проходит мимо тех мест, где молодые воины ежедневно  оттачивают свои навыки и умения владеть очень грозной и серьезной техникой -танками.

В детстве мы стремглав мчались к гравийной дороге, которая проходила мимо наших домов, как только на ней появлялись эти боевые машины. Радости не было предела, когда нам разрешали хоть на минутку залезть во внутрь.  А уж если кому-нибудь давали подержаться за рычаги этой грозной машины, то все, славу он обеспечивал себе на целый месяц! За ним ходили толпами и слушали, раскрыв рты, о том, как здорово посидеть на месте водителя и подержаться за горячие ручки рычагов.

Молодые парни дарили нам значки, а мы счастливые и довольные мчались домой, дрожащими руками доставали свои драгоценности — беленькие тряпочки с наколотыми на них значками.

А вечерами был великий мен! Мы толпой собирались у одного из подъездов и прямо на асфальте раскладывали свое богатство. Все было чинно и благородно. Мы прохаживались вдоль этих беленьких кусочков материи и присматривались к тому, что можно обменять на что. Мен был честный, и каждый получал то, что хотел.

В родительской квартире возможно где-то на антресолях до сих пор хранится такой кусочек материи со значками того времени.

А еще каждую ночь мы засыпали под грохот канонады. Наш полигон и тогда, и сейчас был и есть крупнейший центр испытаний для новейших образцов вооружения и боевой техники. Стрелять начинали в двенадцать часов ночи, а заканчивали в четыре часа утра.

Мы специально высчитали сколько секунд проходит с момента вспышки зарева и до сильного хлопка — звуковой волны от разорвавшегося снаряда. Это было 108 секунд.

И вот каждые 108 секунд стекла в наших деревянных рамах тихо и мелодично пели гимн силе нашего оружия.

Все это в прошлом. Сейчас на месте гравийки проложен асфальт и по нему потоком идут машины, для военных построен отдельный объезд и танки не заходят в город. Там, где была когда-то березовая роща, где танкисты могли посидеть в тени, сейчас «Поле чудес». Так у нас называют небольшой микрорайон для богатых людей. Березы практически все вырублены, а на их месте стоят шикарные 2 и 3 –этажные особняки. Меняется время, меняются и потребности.

Но давайте вернемся к истории нашего полигона и мотострелковой бригады.

Полигон в Юрге до революции посещали особы царской фамилии. А в 1931 году учения на полигоне завершились парадом войск, который принимал Климент Ворошилов — нарком по военным и морским делам и председатель Реввоенсовета СССР.

А история 74-ой бригады началась на фронтах Великой Отечественной войны и с честью продолжилась в наши дни. Воины 74-й гвардейской мотострелковой бригады участвовали в двух военных кампаниях на Северном Кавказе.

Это случилось теплым вечером 21 сентября 1989 года. Город тряхнуло от сильного взрыва. Как-то сразу никто и не сообразил, что на полигоне случилась беда.  Жители привыкли к таким взрывам, полигон находился в трех километрах от города.

Но когда взрывы стали чаще и дома заходили ходуном, все поняли, что на полигоне что-то не так. В город ввели войска. Наш район попал в первую зону оцепления. Началась паника, люди, кто в чем был одет, метались по улицам, пытаясь пройти через оцепление. Но…, молодые мальчишки с оружием в руках, разворачивали всех назад.  По гравийке мчались машины, нагруженные до верху скарбом. Это руководители города со своими друзьями, родными и близкими смывались из опасной зоны.

Через 3 часа после начала взрывов, по городскому радио одна из руководителей города сообщила о страшном пожаре на полигоне. К этому времени снаряды и мины стали падать на улицы нашего и соседнего 3 микрорайона.

На площадке между нашими четырьмя домами металось из стороны в сторону   огромное количество людей. В первые минуты взрывов малышня с радостными криками: «Ура! Война началась!»,- бегала по этой площадке, но их быстро отловили родители и теперь они, в страшном испуге, вместе со взрослыми, поскуливая, держась за мамины руки, бегали от дома к дому.

В дома заходить было нельзя. Они ходили ходуном и в любую минуту могли сложиться, как картонные коробки. В спешке, когда мы уходили из дома, мама забыла свои лекарства. Она была сердечница и в любой момент мог произойти сердечный приступ.

В одну из минут затишья между взрывами я рванула бегом в свой подъезд, чтобы добежать до квартиры и взять эти лекарства. Ноги от страха подгибались и мне казалось, что я не бегу, а ползу, как черепаха.  Добежав до нашей квартиры на третьем этаже, я, трясущимися руками, попыталась открыть дверь. И тут почувствовала, что пол плавно уходит в сторону, а потом услышала сильный взрыв.

Тоненькая струйка пота побежала по спине. От страха я не могла никак попасть ключом в замочную скважину, а в голове была только одна мысль: «Только бы не рухнул дом». Наконец я открыла дверь, и тут прозвучал еще один взрыв и дом поехал в другую сторону.

Не разбирая дороги я, бросилась к аптечке с мамиными лекарствами. Схватив ее, я рванула бегом из квартиры. Уже на первом этаже я почувствовала третий взрыв, дом плавно покачался из стороны в сторону, но устоял на месте.

Я вылетела из подъезда вся мокрая, пот ручьями катился по мне, а ноги вдруг стали ватными и не слушались меня. Я кое-как дошла до мамы и отдала ей лекарства.

Над площадкой стоял сильный крик: дети плакали, старики молились. А когда над городом поднялся огромный огненный столб, люди, как подкошенные, упали на землю. Несколько минут была гробовая тишина. Потихоньку люди поднимались с земли, взрывы продолжались и, казалось, конца им не будет. Плачь, молитвы, причитания, крики, вой сирен пожарных милицейских машин -это было страшно!

Спустя несколько часов мы вышли из зоны оцепления. По дороге в старый город, там у нас жила бабушка, мы подхватили молодую женщину с младенцем на руках. Она просто брела по улице. Оказалось, что она жена военнослужащего нашего гарнизона. Мужа по боевой тревоге вызвали на полигон в самом начале пожара, и она ничего о нем не знала, электроэнергию и телефоны сразу же отключили. В Юрге у них никого не было, и она не знала, куда идти.

Даже в старой части города слышались взрывы. Мы благополучно добрались до бабушкиной квартиры. Места хватило всем, благо квартира большая. В ту ночь так никто и не лег спать. Мама переживала за отца, он работал во вторую смену и о нем тоже ничего не было известно, я сидела с молодой женщиной и старалась ее успокоить. Единственный, кто спал в ту ночь с улыбкой на устах, это был младенец. Мы его накупали, накормили кашей, и он заснул, засопел своим носиком- кнопочкой

Снаряды рвались всю ночь. Отдельные взрывы были слышны и на следующий день. Утром в город вышли саперы чтобы убрать с улиц не разорвавшиеся боеприпасы. А я, не выспавшаяся, в 7 утра, умчалась на работу в школу. Идти было далеко, да я еще хотела зайти домой, узнать, что с отцом, и я поэтому рано ушла из дома, чтобы успеть к началу занятий. Слава Богу отец был дома, сказал, что их тоже не выпускали из цехов, хотя снаряды тоже падали на территорию завода.

Нас было не много, кто пришел в тот субботний день к началу занятий. Да и детей тоже можно было пересчитать по пальцам: кто-то успел с родителями уехать в деревни, а кого-то в школу не пустили родители. Школа была в третьем микрорайоне, именно сюда летели снаряды и мины. Одним из снарядов снесло угол детского сада, второй снаряд пробил крышу одного из домов и застрял в квартирах между пятым и четверым этажами. Начнись пожар часом раньше трагедии было бы не избежать

Жертв среди жителей города не было, не считая стрессов, сердечных приступов, мелких ушибов, шишек и синяков.

А вот среди пожарных, кто в числе первых бросился на борьбу с пожаром на артиллерийских складах Юргинского полигона, случилась беда.

Более тысячи километров разделяют Владислава Демьянова с городом, наделившим его званием «Почетный гражданин г.Юрги». Он проходил срочную службу, шел уже второй год он был водителем военной пожарной машины, а самому ему было 20 лет. И именно в те минуты, когда он на своей пожарной машине, израсходовав запас воды и заправив ее вновь, подъехал во второй раз к горящим складам, произошел самый мощный взрыв снарядов. А Владислав был совсем рядом… В разные стороны разлетались подорвавшиеся снаряды, машина Владислава загорелась, а ее водитель получил сильные ожоги, его контузило, он потерял сознание.  Под утро он очнулся, ничего не видя и ориентируясь только по слуху, выполз из опасной зоны. Когда ею подобрали, быстро доставили в травматологическое отделение медсанчасти. Потом было длительное лечение в Москве, пришлось перенести не одну операцию, но зрение солдату вернуть или хотя бы частично восстановить не удалось. В 20 лет мир для Владислава стал темнее ночи.

Прошло 30 лет. Нет, нет, да и на поверхности земли находят проржавевшие «приветы» из того трагического дня.

Здесь по-прежнему регулярно проводятся крупномасштабные военные учения частей Сибирского военного округа.

И если теплой летней ночью выйти на балкон, то можно услышать очереди пулеметов и взрывы снарядов. Да и днем иногда в чистом небе можно увидеть взлетающие и приземляющиеся вертолеты.

Полигон живет своей военной жизнью, мирно сосуществуя с городом. 9 Мая город аплодисментами встречает на Параде Победы воинов Юргинского гарнизона.

Твердая поступь воинов и малиновый звон медалей за боевые заслуги –это и есть та дорога памяти и чести, которая не подлежит забвению.

 

Дорога чести и отваги: 6 комментариев

  1. Благодарю, Светлана, за такой интересный, с мурашками по коже рассказ. Слава тем, кто готов, рискуя своей жизнью, броситься на спасение чужой. Мужество, нравственность, честь — это не пустые слова, они составляют человеческий стержень. И эти качества не обесценятся никогда.

  2. Благодарю Светлана с замиранием сердца прочла твой рассказ. Сколько наших русских людей в разных местах мужественно ведут свое дело. Какое бы оно не было. Мужество, честь — это люди, которыми нужно гордиться. На мужестве этих людей держится наша страна.

  3. Светлана, спасибо за Ваш рассказ. Сколько было таких взрывов на разных полигонах, сколько погибло людей, которые мужественно, жертвуя собой, пытались хоть как-то уменьшить размер таких трагедий.
    По роду службы я побывала почти на всех полигонах бывшего СССР (в том числе и в Юрге) и знаю, как тяжело там жилось военнослужащим и их семьям….
    Есть такая профессия:»РОДИНУ ЗАЩИЩАТЬ» и она будет ВСЕГДА!

  4. Светлана, то, что вы пережили и рассказали, очень страшно, это как попасть в один из дней войны. Если задача жителей была укрыться и спасти свои жизни, то на военных и пожарных лежала тяжелейшая ответственность спасти город любой ценой, и часто — это цена — жизнь или здоровье. Эти люди — герои. Но вы тоже очень смелая женщина, восхищаете меня!

  5. Здорово! Замечательная работа! Память о героях пусть живет в веках!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.